Хью Хефнер завещал похоронить его рядом с Мэрлин Монро

Хью Хефнер завещал похоронить его рядом с Мэрлин Монро

На 92 году жизни скончался легендарный издатель журнала Playboy.

«Я никогда не рассматривал «Playboy» как журнал о сексе» — сказал Хью Хефнер в интервью 15 лет назад. — «Это журнал о стиле жизни, где секс — один из важных составляющих».

Это и была его концепция, простая и в своем роде гениальная: создать журнал, в котором игривые фото обнаженных и полуобнаженных женщин мирно существуют рядом с рассказами Курта Воннегута и интервью с Мартином Лютером Кингом или Фиделем Кастро. Так же, как мысли об обнаженных девушках существуют в мозгу мужчины наряду с мыслями о политике и способностью восхищаться хорошей литературой (а в «Плейбое» публиковались все популярные писатели, с которыми Хефнеру удавалось договориться за 60 лет истории журнала, от Джона Апдайка и Харуки Мураками до Владимира Набокова и Евгения Евтушенко).

Playboy № 1.

Playboy № 1.

Хефнер придумал «Плейбой» в начале 50-х, когда ему было 26 лет — он тогда был журналистом и карикатуристом, часть денег на издание журнала дала его мать, которая «не верила в проект, но верила в меня».

В первом номере главным хитом была фотография обнаженной Мэрилин Монро: актриса не специально снялась для журнала, Хефнер купил шесть фотографий, сделанных несколькими годами ранее, когда она была совсем юной и никому не известной. Успех для дебюта был огромный: разошлось 50 000 экземпляров журнала. (К слову, Хефнер так никогда лично и не встретился с Мэрилин Монро — но после ее смерти купил для себя место на кладбище рядом с ней, там он сейчас и будет похоронен).

При этом буквально через пару месяцев Хефнер начал публиковать роман Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» и вообще позиционировать «Плейбой» как качественный, а не «непристойный» журнал. Немалую роль в успехе сыграло удачное название, родившееся в результате долгих поисков (первоначально рассматривались варианты «Цилиндр», «Джентльмен», «Сэр», «Сатир», «Пан» и «Холостяк» — но остановились на Playboy, что в русском переводе звучало бы примерно как «Повеса»).

В первой же колонке редактора Хефнер сообщал: «Нам нравится смешать коктейли, приготовить пару закусок, включить легкую музыку на фонографе и пригласить в гости знакомую чтобы потихоньку с ней подискутировать о Пикассо, Ницше, джазе и сексе».

Обвинений в непристойности Хефнер, естественно, не избежал: то шокированные почтальоны отказывались доставлять журнал подписчикам, то вообще на издателя подали в суд — правда, жюри присяжных затруднилось вынести решение, и наказания Хефнер избежал. И не просто избежал, а начал вести роскошную жизнь в знаменитом «Особняке «Плейбоя», где закатывал дикие вечеринки, проводил фотосессии с девушками, с гордостью демонстрировал избранным посетителям колоссальную крутящуюся кровать диаметром в два с половиной метра…

Он и был воплощением того самого плейбоя, лирического героя своего журнала. Успех был колоссальным: тираж журнала в 70-е составлял более семи миллионов экземпляров, потом открывались клубы и курорты Playboy, выходили фильмы, снятые под эгидой журнала… Это была целая империя, и в центре ее был император — Хефнер.

Секс и впрямь был важной составляющей его жизни. Когда-то в молодости он, воспитанный в приличной протестантской семье, женился на первой же женщине, с которой переспал, но вскоре выяснилось, что праведность — не его конек. В поздних интервью он вспоминал, что переспал за свою жизнь примерно с тысячью женщин, включая множество плейбоевских «девушек месяца». Моделей он отбирал лично, руководствуясь несложными принципами: девушка должна быть милой, игривой и простой, ни в коем случае не роковой женщиной. Не «сложной», не трудной в общении. Девушка «Плейбоя» — это просто барышня, живущая с парнем-читателем в соседнем доме: милая, резвая, как кролик, юная особа, с которой можно завести необременительную интрижку.

Хефнера считают одним из отцов сексуальной революции 60-х годов — но уже в 70-е знамя подхватили другие, в первую очередь Боб Гуччионе, издатель Penthouse, ставшего главным соперником «Плейбоя» и переманившего у него немало читателей. «Плейбою» вообще пришлось вынести много ударов со стороны конкурентов — это и видеокассеты с эротическими фильмами, распространившиеся в 80-е, и популярные мужские журналы типа Maxim, и, конечно, интернет, в котором с середины 90-х можно было найти эротику на любой вкус. В какой-то момент несладко пришлось и самому Хефнеру: в 1985-м он перенес инсульт. Без роковых последствий для здоровья — но образ жизни пришлось пересмотреть: он отказался от разнузданных вечеринок и во второй раз женился (на плейбоевской «Девушке года» Кимберли Конрад), став отцом двоих детей. Они потом развелись; в третий раз Хефнер женился в 2012-м, на «Девушке месяца» Кристал Харрис.

Журнал сейчас переживает не самые светлые моменты в своей истории. В прошлом году он вообще решил отказаться от публикации фотографий с обнаженными девушками на центральных разворотах, начиная с весны этого года снова их публикует. В общем, налицо некие метания и шатания. И все-таки в 2015 году его тираж составлял 800 000 экземпляров — изо всех мужских журналов больше сейчас только у Maxim. И состояние Хефнера на момент смерти равнялось, по разным оценкам, то ли 50, то ли 150 миллионам долларов.

Кем Хефнер войдет в историю? Для одних — он предмет зависти, человек, проживший ту жизнь, о которой многие лишь мечтают. Для других — старый развратник, родившийся в пуританской богобоязненной стране и впустивший в нее порок. Для третьих — наоборот, герой, впустивший в США либертарианские ценности, идеалы свободы и раскованности. Для четвертых — гениальный медиа-магнат, объяснивший миллионам читателей, чего они хотят, а потом продавший им это.

Одно несомненно: полуобнаженные девушки в костюмах кроликов действительно стали огромным событием в американской истории ХХ века. А Хью Хефнер, мирно скончавшийся в своей постели на десятом десятке лет — одним из ее главных символов.

Источник: Комсомольская Правда.

.