%d1%81%d1%82%d1%80%d0%b0%d1%88%d0%bd%d0%be%d0%b2

Почему главу «Почты России» Дмитрия Страшнова сделали «крайним», и действительно ли ФГУП научилось зарабатывать

Прокуратура заподозрила руководителя «Почты России» Дмитрия Страшнова в превышении полномочий, а сотрудников Минкомсвязи в халатности, и направила материалы в Следственный комитет. По версии надзорного органа, Дмитрий Страшнов не имел права на получение премии за 2014-й год почти в 100 миллионов рублей. Сам топ-менеджер сообщил, что закон не нарушен. Но вот что странно: доходы Дмитрия Страшнова довольно низкие для главы крупной государственной организации. Почему же прокуратура взялась именно за него?
Судьба мультимиллионера
Дмитрий Страшнов на посту главы «Почты России» получает довольно скромную зарплату. Как недавно отчиталось ФГУП, всего 307 тысяч рублей. Правда у него еще есть надбавка за доступ к гостайне в 50% от жалованья (узнав об этом, наверняка любой россиянин тоже захочет получить доступ к какому-нибудь государственному секрету, хоть самому маленькому). Итого: около 460 тысяч рублей в месяц или 5 с половиной миллионов в год. Для сравнения, примерно столько же получает депутат Госдумы. На этом месте стоило бы похвалить руководство «Почты России» за непритязательность и отсутствие тяги к стяжательству. Однако прокуроры внесли минорную нотку. В 2014-м году Дмитрий Страшнов получил неплохую премию в 95,4 миллиона рублей. Годовой бонус в 17 раз превышает месячную зарплату.
Впрочем, и на этом месте главу «Почты России» можно похвалить за умеренные аппетиты. Потому что его доходы кажутся смешными по сравнению с заработками других руководителей государственных предприятий. В долларах он за позапрошлый год заработал всего полтора миллиона. А, например, глава «Газпрома» Алексей Миллер, по версии журнала Форбс, получает 27 миллионов долларов в год. Президент банковской группы ВТБ Андрей Костин – 21 миллион. Ну а Дмитрия Страшного в этом рейтинге самых дорогих российских топ-менеджеров и вовсе нет. Самый бедный из руководителей госкомпаний в списке издания — глава «Газпромнефти» Александр Дюков – 7 миллионов долларов. Сверхдоходы менеджеров наших госкорпораций уже не первый год раздражают общество. Но почему же российская прокуратура ополчилась именно на скромного Дмитрия Страшнова? Версий может быть много, но рассмотрим основные две.
Государство не бросит
Первая имеет непосредственное отношение к сути обвинений прокуратуры. Ведомство обращает внимание не столько на то, что глава ФГУП получил премию в 95 миллионов рублей, сколько на основания, по которым ему выписали эти деньги. На первый взгляд все выглядит очень логично. После долгих убыточных лет в 2014-м году «Почта России» наконец-то получила прибыль. И не просто прибыль, а сумасшедший по меркам организации доход: 1,2 миллиарда рублей. Это при том, что в 2013-м было всего 24 миллиона. То есть рост в 50 раз. Причем, раньше «Почта» была прибыльной только с учетом субсидий государства. А это в качестве прибыли считать, строго говоря, нельзя.
Но именно с 2014-го ФГУП перестало получать господдержstrashnovку, что четко прописано в стратегии развития «Почты России» до 2018-го года. Власти решили, что эта организация сможет сама себя обеспечить и крепко встать на ноги. И вот она не просто выстояла, но и отлично заработала. Как заявлял Дмитрий Страшнов, произошло это благодаря сокращению операционных затрат. При этом предприятие очень неплохо повысило сотрудникам зарплату (как известно, почтальоны всегда получали копейки). Да за такие достижения любого руководителя нужно носить на руках! Если бы не одно обстоятельство. Вскоре выяснилось, что «Почта» все-таки получила субсидии. Просто не стала об этом сообщать.
Кручу, верчу, премию хочу
А выяснилось это после запроса депутата Госдумы Андрея Крутова в Счетную Палату. Парламентарий попросил проверить финансовую деятельность «Почты России», отметив, что она в 2014-м году получила почти 5 с половиной миллиардов рублей субсидий, и направила больше 600 миллионов на выплату вознаграждений топ-менеджерам. Здесь нельзя не отметить, что ФГУП обычно тратило господдержку на доставку жителям прессы по подписке. В 2014-м предприятие не стало тратить на это деньги (субсидию то вроде как не дали), из-за чего стоимость подписки резко выросла. Что не могло не сказаться на российских печатных СМИ, которым в нынешние времена и так живется не очень. Обращение главных редакторов к главе правительства не помогло. Впрочем, это лишь небольшая ремарка.
Главное же в этой истории, на что и обратила внимание прокуратура — «Почта России» записала полученные деньги от государства в прибыль. И выплатила своим руководителям премии. Вообще-то это нормальная практика, когда бонусы руководителей зависят от финансовых успехов предприятия. Заработали деньги для компании – молодцы, распишитесь в получении. Но когда прибылью считаются не заработанное, а бесплатно полученное от государства – это совсем другой случай. Руководителям дали деньги, а они почему-то решили, что эти средства – их личная заслуга, и поделили субсидию между собой. Конкретно Дмитрий Страшнов получил 8% от «прибыли» ФГУП.
Не делайте так, не надо
Сам Дмитрий Евгеньевич обвинения отрицает, говорит, что ни он, ни работники Минкомсвязи (вышестоящий орган, который утверждает зарплаты) не нарушали закон. И замечает, что если тут что-то не так, то это касается всех госкомпаний, и «надо менять эту систему». Система, пожалуй, ключевое слово. Возможно, власти на примере Дмитрия Страшнова просто дают сигнал другим госкорпорациям. Тем, которые куда богаче «Почты России», тем, которые выписывают своим руководителям куда более щедрые бонусы. Это и есть вторая версия «дела Страшнова».
О необоснованных премиях топ-менеджерам «Почты России» говорили давно, но прокуратура публично объявила об этом только сейчас. В ноябре, когда компании и решают самые «сладкие» вопросы: о выплате вознаграждений по итогам года. И тут прокуроры как будто намекают остальным госкомпаниям — не надо слишком любить себя, а не то будет как с «Почтой России» и, скорее всего даже хуже. Источники «Нашей версии» в коридорах власти склонны считать, что Дмитрию Страшнову особые неприятности не грозят. Разве что попросят мультимиллионера вернуть свои мультимиллионы родному предприятию.
Остальным же государство словно преподает отеческий урок: будете плохо себя вести, оставим без сладкого. А не послушаетесь – поставим в угол или возьмемся за ремень (наверное, не стоит объяснять, что это может означать в реальной жизни). Если это так, то можно только порадоваться гуманизму, который проявляют российские власти.
Антон Волин

Версия