SociolВ последнее время у нас в стране участились скандалы, связанные с коррупцией и поддельными учеными степенями. Вон, например, целое министерство культуры попалось и на том, и на другом. Сперва громкий скандал в связи с растратой денег на реставрационные работы, а затем многочисленные нападки на диссертацию Владимира Мединского, в которой, по утверждению экспертов, не так уж много научной ценности. Мягко говоря.

К сожалению, эта проблема пронизывает почти все сферы нашего общества. Все меньше исследований выполняются на должном уровне. Технических, гуманитарных, социологических – неважно. В науку проникает все больше амбициозных квазиученых, не знакомых с методологией и терминологией научных изысканиях. Нередко им удается перехватывать госзаказы и гранты, поскольку чиновники у нас являются управленцами, а не специалистами – им важно внешнее соблюдение порядка, вовремя сданный отчет, желательно, красивый и некритичный, чтобы не получить нагоняй от вышестоящего начальства.

Сферу дистрибуции прессы эта проблема тоже не обошла. Из заметных прецедентов можно упомянуть, что муниципальный конкурс на оказание услуг по организации и проведению мониторинга состояния московского рынка распространения периодической печати и логистических услуг выиграл индивидуальный предприниматель А.И. Гнетнев. Анализируя его прошлые работы, есть все основания сомневаться в том, что мониторинг будет проведен компетентно и честно. За последние 5 лет Гнетнев заключил 19 госконтрактов на общую сумму 13,280 млн. рублей, из них 17 – заключено с Департаментом СМИ и рекламы г. Москвы на общую сумму 11,365 млн. рублей. До этого новоявленный ученый работал с кировскими и ярославскими чиновниками.

В «Киберленинке» есть статья Гнетнева, посвященная феномену рейдерства в современном российском обществе. Когда нет возможности прикрыть смысловые пустоты социологической выборкой, поверхностность материала становится особенно очевидной. Во-первых, смущают и даже пугают фразы вроде «Выступать с позиции силы, а не с позиции закона с 90-х гг. XX в. стало модным явлением», «Рейдерские технологии, по сути, во многом негласно одобряются общественным мнением».

А как вам такой пассаж? Это ж надо четыре раза подряд умудриться сказать одно и то же и не видеть в этом ничего дурного (или автор предполагал, что никто не станет вчитываться?):

«Во многом в силу описанных выше обстоятельств проблема законности в целом имеет особое значение для отечественной политической науки. В исследованиях российских политологов часто можно встретить мнения о том, что решение стоящих перед страной задач возможно лишь при легитимности всех институтов, участвующих в их решении.

Во многих работах можно встретить указание на то, что вопрос о легитимности и правомерности является ключевой причиной для появления этих исследований. Данное обстоятельство говорит о том, что легитимность является ключевым мерилом происходящего».

В качестве авторитетного социологического подтверждения тезиса о том, что россияне скептически относятся к закону, выдвигаются оценки пословицы «Закон — что дышло, куда повернул, туда и вышло». На поговорках, шутках и прибаутках, оказывается, у нас можно целую науку выстроить.

Что мы имеем в итоге? Автор так и не дал внятного определения рейдерству как феномену. Не привел ни единого примера. Минимальный объем для статьи достигнут за счет пережевывания одних и тех же фраз и сентенций. Выводы поражают своей наивностью, расплывчатостью и откровенным нежеланием анализировать действительность и тем более критично высказываться в адрес власти. А самое главное – феномен рейдерства оправдывается! Якобы среди населения существует запрос на силовое вмешательство в бизнес и бандитские действия. Вот, как Гнетнев это обосновывает «Рейдерские технологии, по сути, во многом негласно одобряются общественным мнением, что способствует их укоренению в отечественной политической практике. Получается замкнутый круг: общество симпатизирует тем, кто действует с позиции силы, т.к. в своей личной жизни его члены сами пытаются придерживаться подобной стратегии. Большинство уважает власть, которая выступает с позиции силы, а власть (элита), понимая потребности и настроения общества, старается еще чаще использовать силу в качестве инструмента легитимизации, т.к. в этом случае повышается ее устойчивость в настоящем и будущем».

Такому лоялисту можно без страха доверить любое исследование, не боясь, что он докопается до истины или критично подойдет к объекту исследования.

Сергей Деев

karta-smi.ru