В России будет принят новый закон об иностранных агентах, который объединит и упорядочит нормы, сейчас прописанные в четырех разных законах. В парламент инициативу внесут на следующей неделе. В нынешней ситуации, когда российские власти действуют в логике «страна в кольце врагов», если и можно ждать каких-то послаблений иноагентского режима, то незначительных. Зато новые ограничения и запреты точно появятся.

Как сообщил после заседания думской Комиссии по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России ее глава Василий Пискарев («ЕР»), под законопроектом подпишутся и официально станут его авторами не только депутаты из разных фракций, но и сенаторы.

Концепция документа обсуждалась в закрытом для прессы режиме, в мероприятии участвовал замглавы Минюста Олег Свириденко, отвечающий за работу с «иноагентами», и представители Генпрокуратуры. «Мы (то есть Минюст. – «МК»), – сказал потом Свириденко журналистам, – по поручению президента с участием СПЧ, Генпрокуратуры, Роскомнадзора и Союза журналистов России проанализировали действующее законодательство. И буквально две недели назад министр подписал доклад президенту о нашем видении неких моментов, которые, к счастью, совпали с концепцией, которая обсуждалась сейчас на комиссии». 

Из слов чиновника следовало, что работа по подготовке нового законопроекта в недрах комиссии и работа Минюста и других ведомств велись как бы автономно друг от друга, но в итоге появился единый документ. Правда, его рядовым депутатам – членам комиссии раздали накануне не полностью, с изъятиями, что не позволяет представить себе картину целиком, сказали «МК» двое из них.

О каком поручении президента идет речь?

Поручений было, собственно, два. С ними можно ознакомиться в опубликованном 29 января перечне, который Владимир Путин подписал после прошлогодней декабрьской встречи с членами своего Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Одно из них требует от Минюста совместно с Генпрокуратурой и СПЧ к 1 мая 2022 года «проанализировать» правила исключения из реестра некоммерческих организаций-«иноагентов» «соответствующих организаций» и «практику применения» этого законодательства в целом, и «при необходимости» представить предложения о внесении изменений в соответствующие законы.

А второе велит в те же сроки тому же Минюсту совместно с Роскомнадзором при участии СПЧ и Союза журналистов России проанализировать вообще всё законодательство о «СМИ-иноагентах», практику его применения и, опять же «при необходимости», представить предложения о «совершенствовании».

Дело в том, что тему законодательства об «иностранных агентах» (и НКО, и физических лиц, и СМИ-иноагентов) на той встрече с президентом поднимали журналист Николай Сванидзе, глава Союза журналистов Москвы, главный редактор «МК» Павел Гусев и первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы, адвокат Генри Резник. Все они говорили о размытости формулировок, которые дают властям право включать в соответствующие реестры во внесудебном порядке и без всякого предупреждения и объяснения любую некоммерческую организацию, СМИ, журналиста и вообще любого гражданина РФ. 

Достаточно когда-либо получить сколь угодно малое (хоть 50 рублей) финансирование из иностранных источников и при этом заниматься «политической деятельностью» или репостить в соцсетях материалы ранее уже включенных в реестр «иноагентов» СМИ.

Кстати, «политической деятельностью» у нас считается даже публичное обсуждение законопроектов и других решений власти, а «иностранным источником» – не только иностранец или иностранная компания, но и российская компания с иностранным участием или гражданин РФ, получающий зарплату в иностранной компании, или просто родственник попавшего под раздачу россиянина в ближнем или дальнем зарубежье. Никакой связи между получением денег и политической деятельностью устанавливать не надо: ее может вообще не быть…

Какого рода изменения сейчас планируются и уже объявлены?

Во-первых, реестр «иностранных агентов» разных категорий будет теперь единственным и единым. Сейчас таких реестров Минюст ведет целых четыре. Один – для НКО, «выполняющих функции иностранных агентов» (в нем на конец апреля 72 организации).

Во второй попадают «иностранные СМИ, выполняющие функции иностранных агентов», и до кучи «физические лица, выполняющие функции иностранных СМИ-иноагентов». Этот реестр самый густонаселенный – 142 позиции. Пополнение его шло неравномерно. С 2017 по 2019 год «СМИ-иноагентами» в России считались 9 американских СМИ и их российские «дочки».

В 2020 году тут впервые появились граждане – правозащитники и журналисты. Но особенно «урожайной» оказалась вторая половина 2021 года: 14 «СМИ-иноагентов» в июле, 9 – в августе, 29 – в сентябре, 17 – в октябре, 11 – в ноябре, 12 – в декабре… В январе–марте 2022 года наблюдалось некоторое затишье – «всего» 7 «СМИ-иноагентов» за три месяца, зато в апреле уже 23. На прошлой неделе в реестр попали, в частности, политолог Екатерина Шульман (признана СМИ-иноагентом), журналист Юрий Дудь (признан СМИ-иноагентом) и карикатурист Сергей Ёлкин (признан СМИ-иноагентом), а месяц еще не закончился… 

Третий реестр – для «просто» физлиц, «выполняющих функции иностранных агентов»: до апреля 2022 года он пустовал, сейчас в нем всего два человека, журналисты Евгений Киселев (признан иноагентом) и Матвей Ганапольский (признан иноагентом). И, наконец, реестр незарегистрированных общественных объединений: на данный момент 7 таких объединений, по мнению властей, выполняют в России функции «иноагентов».

Теперь, значит, все реестры объединят. И туда же станут вписывать еще и россиян, «аффилированных с иностранными агентами». Понятие «аффилированный с иностранным агентом» появилось в российском законодательстве около года назад сначала в избирательном законодательстве. Таковыми могут считаться руководители или даже рядовые участники или работники НКО и незарегистрированных общественных объединений-«иноагентов», а также россияне, «осуществляющие политическую деятельность» и при этом получавшие или получающие на неё деньги или имущество от любого «иноагента», хотя бы и через посредников.

«Аффилированные» кандидаты обязаны особым образом маркировать свою агитационную продукцию и всячески напоминать избирателям о своих связях с любым включенным в реестр «иноагентом»…

А ещё депутаты и чиновники обещают уточнение всех формулировок (в частности, действительно очень мутных понятий «иностранное влияние» и «иностранный источник).

Во-вторых, уже понятно, что решение о включении в агентский реестр останется внесудебным, и будет приниматься и объявляться Минюстом. Те два законопроекта, которые предлагали судебную процедуру (один внесли в Госдуму справороссы, другой – депутаты из фракции «Новые люди») и вот уже полгода лежат без движения, очевидно будут отклонены. На один из них, тот, что написали «Новые люди», на днях пришел отрицательный отзыв правительства. «Следует отметить, что в материалах к законопроекту отсутствуют анализ правоприменительной практики и обоснование неэффективности действующего правового регулирования», – говорится в этом документе.

Зато, как сообщили и г-н Пискарев, и г-н Свириденко, в новом законе будут прописаны возможности исключения из реестра иноагентов и для физических лиц, и для СМИ-«иноагентов». Пока такой механизм предусмотрен действующими законами только для НКО, но если посмотреть соответствующий реестр, можно увидеть, что чаще всего получившие клеймо общественные организации закрываются, ликвидируются. Доступ к государственному финансированию для них по факту перекрывается, да и частный бизнес опасается попасть в «токсичную» зону…

«Обсуждая некие позиции мы услышали, что… нужно прямое и четкое положение о выходе. И мы пошли дальше – предусмотрели упрощенный порядок выхода из реестра физлиц, которые впервые туда попадают.

Я очень надеюсь, что при обсуждении положения депутаты пойдут еще дальше, и согласятся, что можно в некоторой степени исправлять ошибки, которые в любой практике существуют, и давать возможность гражданину нивелировать этот статус»,- вот и все, что сказал о процедуре исключения из реестра замглавы Минюста. По его словам, «очень просто всё происходить будет – заявление, буквально мизерное количество дней на рассмотрение, решение принимает либо министр либо его заместитель». Возможность обжаловать в суде любое решение Минюста – хоть о входе, хоть о выходе – остается.

В-третьих, перечень запретов для любых иноагентов расширяется. Г-н Пискарев рассказал, что в законе «предлагается закрепить запрет иностранным агентам инвестировать в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». К таким компаниям и предприятиям относятся производители вооружений и военной техники, компании, работающие в сфере авиации и космонавтики, осуществляющие разведку и добычу полезных ископаемых, и ряд других, уточнил он. 

Можно предположить, что запрет на инвестирование означает и запрет на владение акциями этих предприятий.

А ещё иностранных агентов лишат права получать государственную финансовую поддержку. И не дадут «влиять на детей в какой-либо форме», как выразился г-н Пискарев: «иностранным агентам» предлагается запретить «осуществлять преподавательскую, просветительскую, воспитательную деятельность в отношении несовершеннолетних, а также производить информационную продукцию для детей и подростков».

«С учетом текущих вызовов безопасности и суверенитету России требуется совершенствование действующих норм», – так объяснил глава думской Комиссии по иностранному вмешательству появление новых запретов.

«Пряник» в законопроекте, впрочем, тоже приготовлен. По словам г-на Свириденко, «мы услышали общественность, что некие комичные случаи маркировки контента в соцсетях излишни», и впредь предлагается требовать от «агентов» маркировать только сообщения, касающиеся их «профессиональной деятельности либо той деятельности, за которую включен в реестр». Надо понимать, что фотографии детей, цветов и котиков с сопутствующими замечаниями и текстами «иноагенты» не обязаны будут предварять надписью в 20 с лишним слов заглавными буквами, указывающей на их особый статус…

Текст, без ознакомления с которым невозможно оценить в полной мере предложения власти, придется ждать до 25-26 апреля, когда ожидается официальное внесение его в парламент.

mk.ru