Госдума приняла закон, который возлагает на журналистов и редакции СМИ полную ответственность за ссылку на ложное сообщение другого СМИ в том случае, если главного редактора источника этого фейка найти не удается. В Союзе журналистов России считают, что новая норма может ограничить свободу распространения информации. 

Первоначально законопроект, внесенный в Госдуму летом прошлого года Сергеем Боярским и Евгением Ревенко (оба — «ЕР»), никакой борьбы с фейками не предполагал — речь в нем шла лишь об уточнении правил возрастной маркировки в СМИ. Но ко второму чтению Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи внес в него подписанную теми же г-дами Боярским и Ревенко поправку совсем на другую тему. 

Госдума без вопросов и обсуждения приняла текст с этой поправкой во втором чтении 18 мая, а 19 мая — в третьем. 

В чем суть дела? Сейчас статья 57 Закона «О СМИ» гласит: редакция, главный редактор или журналист не несут никакой ответственности (ни административной, ни уголовной) за распространение ложных сведений, если вредоносный фейк «дословно воспроизводит сообщения и материалы или их фрагменты, распространенные другим СМИ, в том числе сетевым изданием». Сослался на информацию другого СМИ — это другое СМИ и должно быть наказано, если информация окажется враньем. 

Теперь же будет возможно наказать журналиста или редакцию даже за процитированный должным образом, со ссылкой на источник, фейк (о чем цитировавший ни сном ни духом), если найти главного редактора СМИ, породившего ложную информацию, и привлечь его к ответственности не удается. Не получается наказать ложь придумавшего — накажут того, кто этой лжи поверил и ее распространил. Штрафы за распространение фейковой информации, между прочим, очень даже нешуточные. Для редакций они достигают нескольких миллионов рублей… 

Г-н Ревенко уверен, что «ничего нового к журналистской работе эта поправка не добавляет». Ее необходимость он объяснил «МК» так. «Согласно Закону «О СМИ» и профессиональным нормам все журналистские коллективы обязаны проверять публикуемую информацию и после проверки предлагать ее аудитории в качестве готового продукта. При этом мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, при которых различные мелкие, малоизвестные СМИ, а их сейчас огромное количество на медийном поле, могут опубликовать какую-нибудь ерунду, откровенную ложь, которая наносит репутационный ущерб людям, организациям. А журналисты по неосторожности порой берут эту информацию и, не перепроверив, публикуют со ссылкой на сообщение какого-нибудь такого зарегистрированного портала «Паутина.нет». Ответственность, конечно же, должна лежать на первоисточнике фейка, на том СМИ, которое вбросило ложь. Однако так в жизни часто случалось, что концов не найдешь, ищи-свищи». 

Вообще-то все СМИ — и традиционные, вроде газет, журналов, телеканалов, радиостанций, и сетевые издания — должны быть зарегистрированы Роскомнадзором. Иначе это не СМИ. И у контролирующего и надзирающего ведомства в реестре должны быть сведения о тех, кто там учредитель. Какая тогда проблема найти главного редактора? Конкретных примеров, доказывающих ее наличие, в Госдуме не приводилось. 

Получается, первое, что должен будет делать теперь журналист, собираясь использовать в своем материале сведения из других СМИ, или редактор, размещающий на сайте информацию какого-то другого издания, — это проверять, есть ли данное СМИ в реестре Роскомнадзора и можно ли найти его главного редактора. Потому что проверить информацию, которую сообщают коллеги, не всегда реально, особенно в оперативном режиме — у тебя может и не быть таких источников, как у них. 

Глава Союза журналистов России Владимир Соловьев в разговоре с «МК» назвал новую, расширенную редакцию статьи 57 Закона «О СМИ» «достаточно странной». «Я считаю, что она может привести к ограничению свободы распространения информации. Странно, что законодатель не обсуждал столь значимое изменение с основным профильным творческим союзом», — сказал он. Г-н Соловьев считает, что «теперь журналисты будут испытывать страх при цитировании других СМИ, и внутренний редактор может остановить ряд журналистских расследований, других важных и сложных журналистских материалов».

mk.ru