В России пиратство в сфере электронных книг можно назвать обыденным способом их потребления. Сегодня, согласно сводным данным различных исследований, русскоязычные книги скачивают в интернете около 35% взрослого населения России — 42 млн человек. А покупателей электронных книг всего 3–4 млн человек. В целом 49% российских респондентов не купят контент, если имеют к нему бесплатный доступ, подсчитали в Deloitte в СНГ в 2019 году. 

В других странах тоже растет потребление пиратских онлайн-книг. В 2019 году в Великобритании, по данным ее Управления интеллектуальной собственности, произошел резкий скачок количества пользователей, скачавших электронную книгу с нелегальных источников — с 13% до 35%. Но все же за рубежом пиратский контент гораздо менее популярен, чем у нас. 

Главная причина распространения пиратства в России — легкий доступ к нелегальному контенту. 

Критическая масса населения страны получает его через соцсети и поисковики, что серьезно снижает ценность контента в глазах потребителя. 

Традиционно источниками бесплатного потребления пиратских книг остаются UGC-платформы (user-generated content, то есть платформы с пользовательским контентом). По данным АЗАПИ, в 2019–2020 годах на шести платформах по 500 самым популярным книгам было обнаружено 36 тыс. нарушений, 41% которых пришлись на «Одноклассники» и «Музыка Mail.ru». 

Серьезным драйвером пиратского потребления остается «Яндекс» — зачем покупать книгу, если ее пиратскую версию выдает поисковик? Даже сайты-пираты с небольшой посещаемостью находятся в первых строчках его выдачи, и около 40% пиратских ссылок приходится на новые «зеркала» заблокированных сайтов. 

Доступ к пиратскому контенту не усложнится, пока мы остаемся в прежнем законодательном поле. 

В Европе и США массовое распространение пиратского контента влечет большие штрафы для платформ, если те не блокируют аккаунты пользователей и не применяют так называемые цифровые отпечатки для предотвращения нарушений. 

В России, наоборот, площадки по-прежнему обходятся незначительными штрафами, а в большинстве случаев вообще получают иммунитет от штрафов и блокировок, просто ссылаясь на свой легальный статус и значимость для массовой аудитории, уклоняясь от принятия действительно эффективных мер профилактики. 

Впрочем, в последние годы мы замечаем прогресс в борьбе с пиратством на книжном рынке. 

В социальной сети «ВКонтакте» внедрен цифровой отпечаток, который зарекомендовал себя как очень эффективный механизм профилактики нарушений. С 2015 года уровень пиратских ссылок в том же «Яндексе» по электронным и аудиокнигам снизился с 70% до 7–12%. 

За прошедшие два года АЗАПИ обратилась с исками к 965 сайтам, и 177 было заблокировано по решению Мосгорсуда, а 714 «зеркал» пиратских сайтов — по решению Минцифры. Трафик легального игрока сейчас в разы больше трафика почти любого пиратского ресурса, специализирующегося на книгах, а совокупный трафик между легальным и пиратским сегментом достиг паритета. Еще пять лет назад о таком результате можно было только мечтать. 

Чтобы ситуация и дальше менялась к лучшему, будем продвигать идею внедрения цифровых отпечатков на UGC-платформах и пресечения манипуляций с поисковой выдачей пиратских ресурсов. Это будет главной задачей для книжной индустрии в этих направлениях в 2021 году. 

Максим Рябыко, глава Ассоциации по защите авторских прав в интернете

kommersant.ru