В Латвии началась подготовка к введению в стране «цифрового налога». Для чего он нужен и кто его будет платить — разбиралась газета «Бизнес сегодня».

Атака монстров

Так называемый цифровой налог (digital tax) первой в Европе вводит Франция. И в Латвии могут последовать ее примеру, хотя сделать это не так просто. Об этом шла речь на недавней встрече в Риге заинтересованных сторон — СМИ, налоговиков, депутатов Сейма, чиновников.

Сторонниками введения цифрового налога являются массмедиа: их контент все больше потребляют в интернете, а там пользователей подкарауливают глобальные акулы цифрового капитализма, забирая себе рекламные деньги, которые раньше шли в кошельки местных СМИ.

По подсчетам Латвийской ассоциации рекламы, в 2018 году большая интернет-четверка (Google, Facebook, Spotify, Netflix) получила в стране 81,72 миллиона евро рекламных доходов — это почти половина всего рекламного рынка Латвии. За первые 10 месяцев 2019 года четверка получила в Латвии уже 125 миллионов евро.

Большинство латвийских СМИ уже давно испытывают финансовые сложности, падают обороты, снижается качество продукции. Относительное благополучие — лишь у государственных СМИ, которые получают бюджетные средства. При этом трансатлантические компании в Латвии не платят налогов вообще или платят очень небольшие суммы. С этой несправедливостью и призван бороться цифровой налог. Полученные от его введения средства должны быть направлены на укрепление местных СМИ.

Процесс идет

В настоящее время, согласно международным законам, если у компании в данной стране нет представительства, то и платить налоги здесь она не должна. При этом новые технологии позволяют работать с клиентами в той или иной стране без физического присутствия, получая доходы.

Поэтому некоторые страны приняли национальные поправки к налоговым законам. Во Франции, например, размер цифрового налога составит 3% от цифрового оборота компании, то есть от доходов, полученных в интернете. Но платить его будут обязаны не все, а только гиганты индустрии с годовым оборотом в мире не менее 750 миллионов евро, и оборотом во Франции не менее 50 миллионов евро.

Кроме Франции, цифровой налог появился уже в Италии и Австрии. Великобритания его намерена ввести с 1 апреля 2020 года. В Чехии соответствующий законопроект находится на рассмотрении в парламенте. Ряд стран занят разработкой. В соседней Эстонии закон написан и сейчас находится на рассмотрении в министерстве финансов.

Цифровой налог можно было бы ввести и европейской директивой, однако в Брюсселе все происходит крайне медленно, и на разработку закона могут уйти годы. То же самое — в ОЭСР.

Что скажут США?

Что касается Латвии, уже сейчас понятно, что введение цифрового налога не будет проходить легко, в том числе из-за опасения реакции со стороны США. Представитель Министерства экономики Латвии, присутствовавший на встрече представителей заинтересованных сторон, уклончиво оценивал перспективы введения сбора. Латвийские же налоговики, если закон будет принят, готовы к его исполнению. Уже сейчас они видят немалую часть транзакций, которые проводят в Латвии компании-гиганты, и их обороты только растут.

Согласно данным СГД, работающие исключительно в интернете бренды Airbnb, booking.com, eBay, Etsy, Facebook, Google и Linkedin продали латвийским клиентам товаров и услуг на 90,361 миллиона евро в 2018 году, а за 10 месяцев 2019 года — на 113,791 миллиона евро. И это только верхушка айсберга. В этом списке нет многих других, более мелких, компаний, работающих на латвийском рынке без создания юридического лица в стране.

Возможное введение цифрового налога в Латвии вызывает много вопросов. Например, кто и как будет распределять среди СМИ полученные деньги? Не выйдет ли как с дорожным налогом? Его взимают с автовладельцев, но зачастую он идет не на ремонт дорог, а на другие цели.

Вырастут ли с введением цифрового налога цены на соответствующие услуги? Можно ли наказать того, кто уклоняется от уплаты налога? Пока эти вопросы только начинают обсуждать.

Sputnik Латвия