Министерство информации и коммуникаций (МИК) готовит «спецпроект по ограничению негативного контента в СМИ». К такому контенту, по замыслу, отнесут все вести о насилии, убийстве, суициде. Коснется ли это нововведение критики властей или сообщений о коррупции и ЧП, пока непонятно.

— Мы проводим работу с главными редакторами, руководителями СМИ по уменьшению негативного контента, и на сегодня все СМИ идут нам навстречу. В то же время совместно с республиканским общественным объединением «Жас Улан» готовится спецпроект снижения негативного контента в СМИ, — сообщила замглавы МИК Нургуль МАУБЕРЛИНОВА на заседании в сенате, посвященном реализации закона о государственной молодежной политике, в минувший четверг.

Сказала она об этом не просто так, а ответив на выступление исполнительного директора Конгресса молодежи Казахстана Тохтара БОЛЫСОВА, который предложил ограничить долю «черного» контента в новостях до 30 процентов.

— Откройте любой информпортал — там 80 процентов про то, как кого-то убили, посадили и избили. А дети уже в школьном возрасте начинают интересоваться жизнью в стране. Какими они вырастут под влиянием такой информации? Они станут агрессивными пессимистами! Я не говорю о возвращении к Советскому Союзу и ограничению свободы слова. Но если бы сейчас ограничили негатив в СМИ и запретили бы публиковать про убийства каждые пять минут, то, соответственно, журналистам пришлось бы искать материалы, и тогда бы хороших новостей стало больше — об успешных молодых людях и кейсах, полезных лайфаках, — прокомментировал он газете «Время», добавив: — Если мы поделим 100 процентов информации на три, то получится 30 процентов будет негатив, 30 процентов — хорошие новости, которые вы по госсоцзаказу публикуете, и 30 процентов — это мотивирующая информация о развитии личности.

Между тем соавтор спецпроекта по очищению СМИ председатель республиканской детско-юношеской организации «Жас Улан» Динара САДВАКАСОВА сообщила, что он стартует уже через две-три недели и будет состоять из комплекса мероприятий. Начнется с опубликования «Обращения детей ко взрослым» с просьбой соблюдать культуру в Интернете. Далее пройдет серия встреч с юными жертвами интернет-травли и негативной информации, спровоцировавшей пагубные поступки.

— Еще мы создадим инициативную группу, которая попробует вручную делать замеры: возьмет по два-три СМИ из каждой категории (ТВ, печатное и интернет-издание) и будем мониторить, сколько вышло негативной информации, сколько положительной. Исходя из этого, мы разработаем рекомендации по внесению изменений в законодательство, чтобы определить нормы, какая квота должна быть на негатив, а какая — на позитив, — рассказала «Времени» Садвакасова.

Как же в правительстве будут «замерять» все СМИ — через специальное программное обеспечение либо ручным способом или каким-то еще, — в «Жас Улане» не знают, переадресовав все подобные вопросы в МИК.

При этом сами инициаторы мониторинга СМИ, похоже, пока не определились, как определить, к какой категории относится информация — к негативной или позитивной? Мы задали вопрос нашим спикерам, какой является новость о том, что «полицейские раскрыли по горячим следам жестокое убийство».

— Это уже негативная информация! — моментально заявил Тохтар Болысов.

— Это позитивная информация, и полицейские здесь — герои нашего времени, — считает Динара Садвакасова. — Просто на негативной части нужно делать меньший упор, упомянув о нем только вскользь.

Не приведет ли такая фильтрация к тому, что общество будет лишено возможности получать полную, всеобъемлющую информацию? А как быть с аналитическими материалами, в которых эксперты приводят различный спектр информацией?

— Я понимаю, если негативная информация будет, ее невозможно не выпускать. Она должна быть доступна. Вопрос только в ее достоверности. Мне кажется, прежде чем ваше профильное министерство примет решение по негативному контенту, оно должно с вами, со всеми СМИ серьезно посоветоваться. Может быть, это будет джентльменская договоренность, а не какой-то подзаконный акт. Но ни в коем случае нельзя допускать ограничения свободы слова, которая определена Конституцией, и наносить вред главным принципам открытого общества! — прокомментировала «Времени» оригинальное ноу-хау сенатор Бырганым АЙТИМОВА.

Мы отправили в Мининформ­коммуникаций, как оно и попросило, официальный запрос. С нетерпением ждем ответа. К слову, в рейтинге свободы прессы международной организации «Репортеры без границ» в прошлом году Казахстан занял 158-е место из 180. От последней двадцатки стран, где ситуация со свободой прессы обозначена как «очень серьезная», Казахстан отделяет одна строчка.

В Интернете уже шутят по поводу квот на негатив, вспомнив квоты государств на выбросы парниковых газов, излишки которых разрешено друг другу продавать. Пользователи задаются вопросом: если СМИ неиспользованную квоту на негатив будут также продавать, то какова будет ее рыночная стоимость?

Белый Парус