Государственная Дума позволила правительству акционировать одно из стратегических предприятий Российской Федерации – «Почту России». Структура включает в себя 42 тыс. отделений по всей стране и объединяет один из самых больших трудовых коллективов – около 350 тыс. почтовых работников.

По мнению генерального директора Почты России Николая Подгузова, «изменение статуса Почты России позволит повысить эффективность и клиентоориентированность компании», — отметил он в своем благодарственном выступлении к депутатам Госдумы.

У издателя газеты «Новый Город» Тараса Самборского, много лет взаимодействующего с данной структурой и имеющего опыт работы с почтовыми службами других стран, свой взгляд на ситуацию.

— Тарас, что, собственно случилось сейчас?

— По моему мнению, это очередной «либертанский» проект нашего правительства, которое, несмотря на все декларации о поддержке народа в экономике, проводит сверхправую политику. Политику очень жесткую, направленную на максимизацию прибыли для государства, в тех проектах, к которым оно прикасается. В абсолютном большинстве стран мира почта является государственной структурой, что служит гарантией качества государственных услуг для населения. В России последние 10-15 лет почта государственным менеджментом планомерно разрушалась. Она как системообразующая государственная структура не выполняла своих базовых функций.

— Можно пример?

— Как издатель с 30-летним стажем я могу сказать, что в первую очередь только из-за почты России разрушена система дистрибуции периодической прессы в нашей стране. Нигде на постсоветском пространстве, нигде в Европе и других развитых странах не существует подобного кризиса периодической печати. Я его наблюдаю только в России.

Большинство газет, местных, региональных во всех странах остаются популярными именно на рынке бумаги. И только в России мы наблюдали целенаправленное разрушение рынка почтовых отправлений.Немыслимо ждать корреспонденцию две недели из одного пункта в другой пункт в рамках страны. Когда я отправляю из Европы корреспонденцию в Сургут, она идет сутки, максимум два дня. Когда я отправляю из Сургута в Европу, она идет минимум пять дней. С доставкой периодической печати картина еще печальнее.

— Что печалит?

— Не печалит! Возмущает! Возьмем примет. Газета «Новый Город» доставлялась почтой России. Наши многолетние конфликты (между издателем — СИА-ПРЕСС и доставщиком – ПР) ни к чему ни приводили. Почему газета перестала выпускаться ежедневно? Почта России просто не могла ее ежедневно разносить: каждый почтальон, каждый участок копили недельный тираж и приносил в почтовый ящик сразу пять экземпляров в один день. Мы перешли на еженедельный выпуск. К чему это привело? Они точно также копили номера и приносили за один раз несколько номеров. Практически тираж за весь месяц. Добиться качества сервиса просто нереально. Совершенно не клиенториентированная структура, которая занимается максимизацией своей прибыли. И которая – прибыль — ни во что не инвестировалась.

— Так может, акционирование как раз и решит эту проблему? Как декларируют авторы идеи. Если собственником структуры станет бизнес, а не государство, может быть, и появится эта клиенториентированность?

— Не будет никакой клиенториентированности. Акционирование — это просто формализация: менеджмент почты России и вел себя, как частный бизнес. Вся политика управленцев госструктуры «Почта России» была направлена на максимизацию прибыли.

Но это прибыль искусственная. Когда ты сознательно прекращаешь всякое развитие и инвестиции, и по всей стране уничтожаешь тысячи отделений связи, то естественно идет прибыль, но это не оптимизация.Следом за такими решениями, безусловно, будет крах.

Государство решило акционировать почту в тот момент, когда она, как я понимаю, максимально понижена в своей капитализации и показывает минимальную прибыль. Вряд ли оно будет народным, вряд ли оно будет честным. Это всего лишь формальный переход из государственных рук в чьи-то частные руки.

— Как, собственно, и в абсолютном большинстве историй акционирования других российских компаний. В том числе – и федерального масштаба. Если не зацикливаться на вопросе социальной справедливости, то в чем трагедия-то?

— Во всем мире почта относится к одному из безусловных государственных символов. Другими словами, работоспособная государственная почта – это символ надежности государства как такового.

Немцам, англичанам, чехам — никому в голову не придет подвергать эффективность почты и, соответственно, эффективность своего государства! Потому что государство обеспечивает безукоризненную работу почты. Да, есть такой тезис государство плохой собственник, и потому все, что можно, оно должно отдавать в частные руки. Но еще раз: институций типа почты — немного. И государства (нормальные) умеют управлять такими институциями не хуже частников.

Если бы наше государство озаботилось инфраструктурной политикой, то оно не стало бы акционировать почту. А поскольку российское правительство не умеет заниматься логистикой, транспортом и т.п., оно от таких активов избавляется.Хотя структура российского государства, его размеры, его аспектность — национальная, географическая и территориальная — подразумевают наличие именно государственной почты, а не частной.

— Можно сравнить, что акционирование почты, сродни акционирования МЧС, пожарных, скорой?

— Скорее нет. В ряде государств есть частные структуры, которые выполняют эти функции: пожарные, полицейские структуры.

Тут нужно не вцепляется в жесткий шаблон и говорить: «А что же это такое, это сродни акционирования МЧС». Как раз такая структура как МЧС достаточно уникальна. И в таком виде, как в России, она больше нигде не существует. В мире это обычно просто пожарная часть, которая занимается всем — и наводнениями, и пожарами.

Но в России МЧС как спасательную структуру превратили в бюрократическую, занимающуюся лицензиями, разрешениями, допусками, проверками и прочим. И тут же это работоспособная структура превратилась в дикого коррумпированного монстра.

Так вот, акционирование почты — это не аналог акционирования МЧС. Это безусловная глупость. Что-то можно и нужно акционировать: разные помещения, здания, транспортные системы. Возможно даже электроэнергетику, акционирование которой произошло уже давно, и сейчас много споров — больше пользы или вреда это принесло?

— Так что же все-таки происходит? Чего ждать?

— Если коротко — мы видим некие игры крупных государственных предпринимателей с ресурсом, которые они получили в свои руки. За этими играми кроется одно-единственное: некий частный предпринимательский интерес. Как используя государственную дармовую структуру, капитализировать личные интересы. Ничего нормального от акционирования почты я не жду. Она не станет эффективней для страны и населения. Она может стать эффективней только для своих руководителей. Но на качестве ее работы это никак не отразится.

Константин Шперлинг

ИА СИА-Пресс