Как Роскомнадзор защищает россиян, что происходит с блокировкой Telegram, грозят ли проверки Facebook, WhatsApp и Viber, в интервью ТАСС рассказал глава Роскомнадзора Александр Жаров

Вопросы безопасности пользователей интернета и защищенности персональных данных стали одной из тем повестки Петербургского международного экономического форума. О том, как Роскомнадзор защищает россиян, насколько продвинулась эта служба в деле блокировки Telegram, грозят ли проверки Facebook, WhatsApp и Viber и как борьба с интернет-пиратством обогащает духовный мир россиян, в интервью ТАСС на форуме рассказал глава Роскомнадзора Александр Жаров.

— Александр Александрович, как вы оцениваете готовность сетей операторов к Чемпионату мира по футболу-2018, какие проверки проведены, какие мероприятия?

— Мы тестировали готовность операторов связи и радиоэлектронных средств, которые используются в течение многих соревнований, в том числе, прежде всего, во время Олимпиады, которая была в Сочи. Опыт у нас большой. С марта прошлого года мы начали тестировать качество услуг связи. Это важный параметр. И проводили уже по этому поводу определенные тренировки. Соответственно, когда мы выявляем экстремальное отклонение, когда качество падает до неприемлемых уровней, мы информируем операторов связи, которые эти услуги оказывают.

Второй момент: поскольку во время любых спортивных мероприятий идет прямой эфир, и тренеры, и другие члены команды связываются друг с другом по средствам связи, очень важно, чтобы они работали бесперебойно, ведь очень важно именно сориентировать игрока, что он нарушает правила, что он ведет себя каким-то образом, что это может помешать игре. Здесь мы также с апреля прошлого года ведем тестирование, и, если возникают экстремальные ситуации и средства связи перестают работать, соответственно, мы принимаем необходимые меры, чтобы выявить источник помех и пресечь его деятельность. Такие тесты ведутся уже в течение года, и мы уверены, что в ходе предстоящего чемпионата мы все такие ситуации быстро выявим, предупредим, и все у нас пройдет замечательно.

— Недавно в названии «Министерство связи и массовых коммуникаций» появилось важное добавление — теперь это еще и Министерство цифрового развития. Какие риски вы видите в развитии цифровой экономики, как вы будете их пресекать?

— Если говорить про регулирование, то Роскомнадзор имеет непосредственное отношение к защите персональных данных. И мы в данном случае как орган исполнительной власти обладаем законодательной инициативой.

В условиях цифровой экономики появится новое понятие — «цифровая личность»

Мне кажется, ситуация в отношении защиты персональных данных в условиях бурного развития цифровых технологий поменяется. Если на сегодняшний день мы говорим о защите персональных данных личности, то, очевидно, в условиях цифровой экономики появится новое понятие — «цифровая личность». Это те цифровые следы, которые человек оставляет в сети интернет, и которые в том числе влияют на его личную жизнь. Поэтому очень важно обеспечить адекватный уровень защиты персональных данных. И об этом, кстати, на прошлогоднем Петербургском экономическом форуме говорил президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Он говорил о том вкладе и том прорыве, которые могут дать цифровые технологии для развития личности, государства, общества, бизнеса. Но при этом особо подчеркнул в своем выступлении, что необходимо обеспечить адекватный уровень защиты информационной безопасности государства, бизнеса и личности.

Большие пользовательские данные — это своеобразное топливо для развития цифровой экономики, и очевидно, что многие бизнес-процессы будут заточены на использование этих данных, чтобы исследовать предпочтения людей, чтобы строить бизнес-процессы так, чтобы они давали максимальный эффект. При этом очень важно защитить права гражданина, чтобы его данные хранились адекватно, чтобы их невозможно было украсть, чтобы они использовались только в соответствии с законом. Я думаю, что внимание Роскомнадзора и наша деятельность будет сконцентрирована именно на сохранении этого баланса эффективности для бизнеса, и в то же время защиты личности, в том числе в цифровой среде. Мы умеем адекватно защищать персональные данные в обычной жизни. Сейчас нам нужно научиться адекватно их защищать в цифровой среде.

— Каковы итоги переговоров с Apple, Amazon, Google по предотвращению содействия работе Telegram в России?

— Я уже неоднократно говорил, что блокировка приложения — это один из первых опытов блокировки именно не сайта, а приложения. Это процесс. И взаимодействие с международными компаниями, которые вы упомянули — это тоже процесс. Мы находимся с ними в постоянном контакте, и на сегодняшний день я должен сказать, что в отношении компании Microsoft — они нас уведомили, что они перестали предоставлять компании Telegram конфигурационный файл, который позволяет за счет сервиса Microsoft download достигать смартфонов пользователей. Компания Google сообщила нам о том, что они в силу договоренностей с компанией Telegram прекратили предоставлять им IP-адреса. Есть еще ряд вопросов к этим международным компаниям, которые сейчас находятся в стадии обсуждения.

Компания Google сообщила нам о том, что они в силу договоренностей с компанией Telegram прекратили предоставлять им IP-адреса

Но поскольку блокировка сложного приложения, мессенджера Telegram — это процесс, диалог этот продолжается. В настоящее время деградация сервиса составляет в течение суток от 15 до 30–40% на различных смартфонах, потому что способы обхода блокировки, которые используют мессенджер Telegram — это работа непосредственно с конечным оборудованием, со смартфонами пользователей. Я полагаю, что в ближайшие месяцы мы достигнем большего эффекта. На сегодняшний день отток рекламы с каналов Telegram составляет порядка 25%, отток пользователей тоже колеблется в пределах 25%, и это связано с тем, что с Telegram становится неудобно работать. На каких-то смартфонах не загружается картинка, плохо идет видео, плохо осуществляются аудио- и видеозвонки. А для пользователя, если это не политически ангажированный пользователь, важно удобство приложения.  Поэтому этот процесс идет.

— Александр Александрович, какие крупные страны сегодня не входят в перечень государств, защиту прав субъектов персональных данных в которых вы считаете адекватными?

— Я бы разделил все страны, которые работают с персональными данными наших граждан, на три категории. Первая категория — это страны такие же, как Российская Федерация, которые являются сторонами Конвенции Совета Европы по защите физических лиц и при автоматизированной обработке персональных данных. Это все европейские страны, Российская Федерация, еще несколько стран.

Большие пользовательские данные — это своеобразное топливо для развития цифровой экономики

Вторая категория стран — это которые не являются сторонами Конвенции Совета Европы, но при этом соответствуют требованиям Роскомнадзора по обработке персональных данных. Мы впервые выпустили приказ с перечнем этих стран 15 марта 2013 года, он с периодичностью 1,5–2 года обновляется, потому что ситуация меняется, и последнее обновление произошло в июле 2017 года. В настоящий момент я позволю себе перечислить эти страны, которые не являются сторонами Конвенции Совета Европы, но адекватно обрабатывают персональные данные: это Австралия, Аргентина, Габон, Израиль, Казахстан, Канада, Марокко, Малайзия, Мексика, Монголия, Новая Зеландия, Ангола, Бенин, Кабо-Верде, Перу, Тунис, Чили, Коста-Рика, Катар, Мали и Сингапур. Ну, достаточно много стран.

— А где же США?

— Их нет. Требования, которые мы предъявляем для того, чтобы включить страну в этот перечень — это, прежде всего, наличие специализированного органа исполнительной власти, который защищает права граждан, наличие соответствующего законодательства, и очень важна система санкций для нарушителей. Если страна не соответствует этим критериям, она в этот список не попадает.

Я бы хотел сказать, что наши действия в данном случае являются информацией для размышления для пользователя. У нас вся эта информация выложена на нашем сайте в открытом виде, и поэтому, если вы обращаетесь к некоему сервису страны, которая не входит или не присоединилась к Конвенции Совета Европы, либо не входит в этот перечень, значит, вы сильно рискуете, что ваши персональные данные могут быть похищены, использованы неадекватно. Если это произойдет, та страна, к которой относится эта компания, которая это делает, она не получит соответствующего наказания. Поэтому, наверное, сервисы этих стран использовать не рекомендуется.

— Это пока на уровне доброго совета. А для доменов .com это чем-то грозит? Какие-то действия будут предприниматься на основании этого списка?

— Будем рассматривать простой пример. Рассказываю. Если гражданин обратился в онлайн-магазин, который находится в юрисдикции страны, которая не является стороной, подписавшей Конвенцию Совета Европы, и не входит в этот перечень, гражданин обратил внимание, что его персональные данные появились неожиданно на каком-то сайте или он потребовал от сайта эту информацию удалить, а она не удаляется. Он обращается в этом случае в Роскомнадзор. Роскомнадзор по заявлению гражданина проверяет эту информацию. И если опасения гражданина подтверждаются, мы обращаемся в суд, и данный сайт, владелец этого сервиса может быть: а) оштрафован; б) в крайнем случае этот сайт может быть заблокирован.

Поэтому у нас есть инструмент. Я должен сказать, таких дел не очень много. За все время существования закона у нас были сотни жалоб, но только 12 судебных дел. Во всех остальных случаях мы ситуацию регулировали во внесудебном порядке.

Я вообще хочу сказать, что Роскомнадзор при массовом существующем мнении отнюдь не сторонник блокировок. Мы считаем, что сеть интернет настолько сложна и многообразна, что самые важные вопросы должны решаться на уровне саморегулирования. То есть компании сами должны вырабатывать те законы и правила, которые могут описываться в меморандуме, соблюдая который компания может работать в нашей юрисдикции, или не будет входить в это саморегулируемое сообщество, и, соответственно, не сможет работать. Блокировка — это не панацея, это крайняя мера, которая применяется, когда ничего больше сделать нельзя.

— Как сегодня идет борьба с пиратством в интернете?

— Борьба с пиратством в интернете идет бурно. В этом году исполняется пять лет антипиратскому законодательству, которое работает в нашей стране. На сегодняшний день в Роскомнадзор поступило более 3,2 тыс. определений Мосгорсуда о принятии обеспечительных мер. Я напомню, что все объекты авторских прав, кроме фотографий, защищаются нашим законодательством. Подавляющее большинство этих определений касалось кинофильмов и телепрограмм. Кинофильмов было порядка 2 тыс., телепрограмм было порядка 300, и на втором месте после видеоконтента идет музыкальный контент. Музыкальных произведений на основании определения Мосгорсуда было 268.

— За пять лет?

— За пять лет, да. Но это обычно большие тайтлы, то есть это альбомы, конкретные исполнители, и под этими 268 определениями скрывается большое количество музыкальных произведений.

Помимо этого к нам поступило 258 определений Московского городского суда о постоянной блокировке. И если мы обратимся к законодательству, у нас Министерство теперь цифровых технологий и связи определяет зеркала сайтов. У нас создана автоматизированная система обмена информацией с Министерством. Таких зеркал злостных пиратов было выявлено 1316, и на сегодняшний день на постоянной основе блокируется 2224 сайта-пирата, которые меняют свою юрисдикцию. Названия достаточно известные: это Рутор, Рутрекер, Эйчдирезка и так далее. И вот их клонов в различных юрисдикциях, когда меняются цифры, которые добавляются к основному названию, меняется юрисдикция — 2224. И борьба с пиратством, на самом деле, идет очень эффективно, очень показательно. Это деньги, которые начинают реально зарабатывать правообладатели и которые приходят в индустрию.

«Движение вверх» впервые в истории современного отечественного кино собрал 3 млрд руб., и его обгоняет единственный фильм — это фильм «Аватар», который собрал 3,6 млрд руб.

Очень показательна цифра, которая говорит о том, какое количество людей в нашей стране стали ходить на премьеры фильмов. Лидер во всем мире этого процесса — это Великобритания. В Великобритании 77% граждан ходят на премьеры фильмов. А в нашей стране в 2017 году на премьеры ходило 69,5% населения. Это очень большая цифра, это десятки миллионов человек, и это впервые за всю историю.

Теперь, если говорить о легальном смотрении фильмов в интернете. 71% пользователей интернета сегодня готовы платить за видеоконтент в интернете. 38% — а я напомню, что у нас более 80 млн человек пользуются интернетом — из них уже покупают легальный контент и платят за него. Это практически процентов на 30 превышает показатели прошлого года, и по разным оценкам онлайн-кинотеатры в 2017 году собрали достаточно приличные деньги. Цифры оценки разные. Минимальная цифра составляет 5 млрд руб., максимальная цифра составляет 11,5 млрд руб. Такая большая разница в цифрах обусловлена тем, что одни исследователи используют только большие фильмы, которые покупаются. Другие исследователи используют весь видеоконтент, ролики, превью и так далее, которые также порой продаются в интернете.

Эти большие деньги, которые приходят в индустрию, они идут на производство новых фильмов. И я бы сказал, что ушедший 2017 год — начало 2018 года — это тоже определенный прорыв. Если в 2016 году у нас был один фильм, который собрал более 1 млрд руб. — это был фильм «Экипаж», то в ушедшем 2017 году и в начале 2018 года таких фильмов было уже пять. Это и «Движение вверх», это и фильм «Лед». Я, кстати, хотел бы сказать про «Движение вверх», прогремевший фильм, отдельно. Он впервые в истории отечественного кино, современного отечественного кино собрал 3 млрд руб., и его обгоняет единственный фильм — это фильм «Аватар», который собрал 3,6 млрд руб. Поэтому я уверен, что в ближайшее время лидером продаж будет русский фильм.

— Отличные прогнозы. Александр Александрович, а как обстоит ситуация с исполнением требований российского законодательства другими мессенджерами, такими как WhatsApp и Viber? Планируются ли проверки?

— Дело в том, что по Закону «Об организаторах распространения информации» инициатива исходит от органов, обладающих оперативно-розыскной деятельностью — это, прежде всего, Федеральная служба безопасности. И наши действия в отношении двух мессенджеров, уже заблокированной на нашей территории интернет-рации Zello, мессенджера Zello и мессенджера Telegram, произошли в результате инициативы Федеральной службы безопасности, которая сначала нам предложила внести эти мессенджеры в Реестр организаторов распространения информации, а затем в отношении мессенджера Telegram предприняла два судебных действия, которые были выиграны. И поэтому наше последующее судебное разбирательство и, соответственно, блокировка мессенджера — это результат этой работы.

Массовые рассылки непроверенной информации в WhatsApp прекратились

В отношении мессенджеров, названных вами, WhatsApp и Viber, ситуация, видимо, другая, поскольку инициатива по поводу их блокировки не приходит. Мы можем судить также по косвенным признакам. Мессенджер Viber в 2015 году уведомил нас о том, что они локализовали базы данных российских пользователей на территории Российской Федерации. Мессенджер WhatsApp тоже с нами активно сотрудничает. Если вы обратили внимание на то, что было еще пару лет назад, массовые рассылки самые разные непроверенной информации в WhatsApp — они прекратились. И поэтому можем говорить, что названные вами два мессенджера и многие другие мессенджеры сотрудничают с государством. К сожалению, этого нельзя сказать о Telegram.

На самом деле, я прекрасно понимаю пользователей, которые говорят о том, что привыкли к этому мессенджеру, мы пользуемся им, кто-то зарабатывает с помощью него деньги, но когда надо выбирать между безопасностью и удобством, вопросы безопасности, безусловно, перевешивают. Федеральная служба безопасности нам сигнализировала о том, что данный мессенджер, как и мессенджер Zello, используется террористами в ходе подготовки и проведения террористических актов. Не буду говорить конкретики, но, в общем, другого выбора у нас просто нет. Поскольку мессенджер активно противодействует блокировке, мы не можем действовать по-другому.

— Я правильно поняла, раз нет инициативы со стороны наших правоохранительных органов, проверок в этом году WhatsApp и Viber вы пока не планировали?

— Дело в том, что — я, наверное, предварю ваш следующий вопрос по поводу компании Facebook, которая в том числе является владельцем мессенджера WhatsApp. Мы совершенно точно до декабря месяца 2018 года проведем комплексную проверку работы компании Facebook и, возможно, мессенджера WhatsApp на территории Российской Федерации, соответствие их действиям нашему законодательству, локализации баз данных наших граждан на территории нашей страны, исполнения законов по удалению запрещенной информации и другого законодательства. А дальше по результатам этой проверки будем принимать решения.

Я не сторонник резких движений. То есть, я всегда сторонник диалога. Если компания откликается и говорит о том, что она намерена выполнить эти действия в такие-то сроки, то мы всегда готовы ждать. Например, компания Twitter уведомила нас, что она во второй половине 2018 года локализует базы данных наших граждан на территории Российской Федерации. Мы из этого исходим.

— Следующий вопрос. Поддерживаете ли вы введение механизма белых списков, чтобы в будущем устранить ситуацию, с которой столкнулись добросовестные ресурсы в ходе блокирования Telegram, как собираетесь работать с ними и поможет ли это вообще?

— Инициатива советника президента Германа Клименко по поводу белых списков, безусловно, представляет интерес, но, как всегда, дьявол кроется в деталях. Очень важно, чтобы белые списки реально работали, чтобы это была не догма, так сказать, а достаточно подвижное программное решение. Поэтому будем наблюдать. Если нас пригласят участвовать, то будем участвовать. И поэтому сейчас говорить об окончательном техническом решении, а значит, соответственно, и решении политическом, рано. Инициатива, в любом случае, интересна.

— Беспокоят ли Роскомнадзор те обращения в суды, которые последовали после действий по блокировке Telegram от компаний, которые считают, что они понесли убытки?

— Есть такое модное слово «хайп». В публичном поле звучат апокалиптические цифры, что миллионы IP-адресов и миллионы добропорядочных сервисов попали под блокировку. Но, во-первых, я хочу сказать, что если на первом этапе, когда мы выносили подсети на блокировку, в Едином реестре запрещенной информации содержалось почти 20 млн IP-адресов в таких подсетях, то затем, на основании нашей информации о тех компаниях, которым принадлежали эти подсети, на основании наших исследований, где мы выявили все IP-адреса в каждой из подсетей, и заблокировали уже конкретные IP-адреса, мы эти подсети выносили, в настоящее время их количество сократилось вполовину. Сейчас порядка 11 млн IP-адресов находится на блокировке.

К нам на ресурс на нашем сайте, который был открытым, на который мы сообщили: «Присылайте жалобы и сообщайте нам о том, что вы пострадали в результате блокировки», пришло 117 тыс. обращений. И только 400 из них подтвердили, что такие ресурсы существуют. Остальное — спам или ошибки.

Третье. К сожалению, ряд компаний технические перебои, которые возникают в работе, все относят на деятельность Роскомнадзор. Так легко. Один из очень крупных мессенджеров, не буду называть, про который мы с вами говорили, недавно сообщил своим пользователям, что перебои в его работе в течение нескольких часов были связаны с действиями Роскомнадзора, а наши исследования показали, что перебои в его работе помимо России были в Турции, Великобритании, Хорватии и еще ряде стран, и очень сложно объяснить, каким образом блокировки в пространстве Рунет могли повлиять на перебои в других странах. Поэтому в этой истории очень много пены. Тем не менее, безусловно, ряд ресурсов пострадали. У нас это вызывает сожаление, и мы предпринимаем действия для того, чтобы этот эффект минимизировать.

Если вы обратите внимание, мы в последние недели блокируем только IP-адреса и не вносим новые подсети. Блокировка IP-адресов производится только после того, как мы убеждаемся, что там нет иных ресурсов. И, наконец, мы открыты для диалога и находимся в диалоге с этими компаниями для того, чтобы оказать им помощь — в конечном итоге, перейти с одного IP-адрес на другой IP-адрес у одного и того же хостинг-провайдера. Это не очень сложная задача. Было бы желание. И повторю, что мы готовы в этом участвовать и этому содействовать.

Если же говорить о судебных обращениях, я знаю единственное судебное обращение конкретного юридического лица в Арбитражный суд города Москвы, оно в настоящее время находится в стадии рассмотрения Арбитражным судом, и решения, будет оно принято к рассмотрению или нет, еще нет, но в том случае, если это решение будет принято, мы будем участвовать в этом суде, обосновывать свою позицию. У нас есть судебное решение, которое мы должны исполнить, мы его исполняем, и, к сожалению, поскольку мессенджер Telegram, если можно так выразиться, прячется за живой щит из подсетей крупных транснациональных компаний и конкретных ресурсов, которые находятся с ним в одном хостинге — это не очень хорошая ситуация, прежде всего, со стороны мессенджера Telegram. Повторяю, Роскомнадзор приложит все усилия для того, чтобы в дальнейшем ущерба для добропорядочных ресурсов не было.

Беседовала Екатерина Ефимова

ТАСС