smi

В 1968 году я не пошел на баррикады, потому что в наших студенческих дискуссиях некоторые из моих друзей-коммунистов высказывали, как мне казалось, совершенно нереалистичные суждения. Кто-то из них не расставался с «Маленькой красной книжицей» Мао, а самые большие радикалы даже ели палочками в столовой. «Правда» тогда продавалась во всех киосках, и журналистам было просто показать, какую ложь пыталась скормить нам советская газета. 

Но затем все изменилось. К власти пришел Жискар д’Эстен. Он играл на аккордеоне и установил прочные связи с американскими банками. На пару с любившим выкурить трубку канцлером Шмидтом они объяснили нам, что с формированием Европы нас всех ждет светлое будущее. По правде говоря, всем было наплевать на эту Европу, а самые дальновидные рассматривали ее лишь как дополнительный слой чиновников, которые будут просто тихо жировать. Мы не представляли себе, как все сложится. Мы были как ничего не подозревающие лягушки, которых несут в кипящий котел. Пробуждение выдалось жестким: народ лишили слова, а свободы тают как снег на солнце. «Элита» единолично решает, что лучше для народа и его будущего, потому что он сам недостаточно для этого умен.
Те, кто поднимаются против этой волны, становятся ренегатами. Концепция врага народа вновь дает о себе знать. Сегодня говорят «фашисты», так моднее. Если волею случая какой-нибудь телеканал общается с Марин Ле Пен, делается все, чтобы она оказалась в окружении своры благонамеренных ханжей, которые всячески стараются ее перебить, пусть зачастую и безуспешно. Кто-то скажет, что она — выдающийся человек. У меня нет на этот счет сомнений, но мне кажется, что залог ее успеха в том, что она говорит правду. Поэтому СМИ нашли только одно решение: ее больше почти никуда не приглашают.
Последней находкой Европейского парламента стало прошедшее 23 ноября (при полной тишине в западных СМИ) голосование по закону о лишении российских СМИ права голоса в Европе. Взять хотя бы канал RT, который бестактно показал, что в Сирии ужасы войны не щадят и западный Алеппо, и что «умеренных повстанцев» можно пересчитать по пальцам одной руки. Этот факт подтвердил американский генерал, с которым быстро распрощались на слушаниях в следственном комитете Конгресса: субсидируемых мятежников осталось всего… четверо. Все остальные присоединились к ДАИШ.
Больше всего меня беспокоит то, что сегодня в Европе действуют так, как в свое время в СССР, под коммунистическим ярмом. Если журналисты RT лгут, почему бы это не доказать? Ведь это должно быть проще, чем затыкать им рот. Осознает ли это Франсуа Фийон, который, по всей видимости, все больше выделяется на фоне окружающей его русофобии?
Мишель Волк (Michel Volk)

ИноСМИ.Ru