Без-имени-2На днях стало известно, что в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко меняется руководство. За неделю до этой новости, когда о кадровых переменах еще не было известно, PlanetaSMI.ru пообщалась с генеральным директором театра Арой Карапетяном. Публикуем материал в том виде, как он был подготовлен к размещению.

* * *

В 2018 году Музыкальному театру им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко исполняется сто лет. В этом году театр радует москвичей и гостей столицы громкой премьерой. На суд зрителей вышел балет «Анна Каренина» в постановке известного немецкого хореографа. О творческих стремлениях и жизни выдающегося театра нам рассказал его директор Ара Карапетян.
— Ара Арамович, Театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко, безусловно, один из самых известных театров не только Москвы, но и всей России. Его почти столетняя история богата событиями. Расскажите об основных ее вехах. И чем живёт театр сегодня?
— Наш театр в 1918 году был основан двумя выдающимися людьми, о которых можно смело сказать, что они явились основоположниками современной русской театральности. С именами Константина Сергеевича Станиславского и Владимира Ивановича Немировича-Данченко связано становление школы актерского и режиссерского мастерства в нашей стране. Лучшие актеры мира в своем творчестве фундаментом имеют базу, заложенную этими гениями театрального искусства.
К слову сказать, название нашего театра самое длинное в мире, и полностью оно звучит так: Московский академический музыкальный театр имени народных артистов Российской Федерации Константина Сергеевича Станиславского и Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Конечно, столь богатое на слух, оно не очень удобно с практической точки зрения. Поэтому, например, общаясь с зарубежными коллегами и зрителями, мы используем несколько другой, более короткий бренд: Stanislavsky Music Theatre, Stanislavsky Opera и Stanislavsky Ballet.
Вы правы, история нашего театра богата событиями. И не все они были радостными. Так, в начале 90-х годов, в переломное для страны время, когда рушились созданные за десятилетия устои и базисы, мог оказаться разрушенным и наш легендарный театр. Случилось так, что старшее поколение артистов из него ушло: театр покинули и оркестр, и хор, и половина труппы… Были вынесены все музыкальные инструменты и нотная библиотека. А что такое музыкальный театр без оркестра и инструментов? Ведь это фундамент наших постановок. Так что можно утверждать, что в перестроечные годы театр оказался полностью разрушенным, и потребовалось немало лет и сил на его восстановление. И вот десять лет назад, в 2006 году, он получил новое прекрасное здание. К тому моменту творческие силы театра были воссозданы, и трупа, наконец, обрела возможность работать в намного более комфортных условиях. Что, конечно же, принесло свои плоды: сегодня Театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко имеет репутацию лучшего оперного и балетного театра страны.
— Такая репутация дорогого стоит: за этими словами кроется бесчисленное множество потраченных душевных и физических сил, бессонных ночей, нервов и переживаний. Поэтому как такая репутация заслуживается представить можно; но вот что нужно делать, чтобы ее удержать?
— Театру следует хранить традиции. Его репертуар должен опираться на те богатейшие столпы искусства, которые накоплены человечеством за его многотысячную историю. Например, за всё время существования оперы было написано около трех тысяч произведений, а реальных шлягеров среди них не более двадцати пяти. Поэтому любой оперный театр обречен на хождение по творческому кругу. Однако круг ведь можно превратить и в спираль. Что большинство театров мира и делает.
Параллельно классическим шлягерам мы ставим оперы, как написанные в двадцатом столетии, так и современные, иногда возвращаясь к произведениям прошлых веков. Например, через год наш театр представит полностью аутентичный спектакль. Это будет опера «Коронация Поппеи», написанная 400 лет назад итальянским композитором Клаудио Монтеверди в современной постановке немецкого режиссера Клауса Гута.

— Ваш театр реализует множество международных проектов. Расскажите о них.
— Мы давно работаем на мировой сцене — с того момента, как вступили в международную ассоциацию «Опера Европы». В свое время нами была поставлена опера «Пеллиас и Мелизанда» современного дирижера Марка Минковски и режиссера Оливье Пи; была у нас и постановка выдающегося балетмейстера Фрэнка Андерсена, который представил свою версию балета «Неаполь». Из последних наших международных проектов могу отметить оперу «Аида», которую поставил мэтр театрального искусства, знаменитый немецкий режиссёр Питер Штайн.
Невозможно быть современным, сидя в своем пруду. Обмен идеями, творческим дыханием, планами и задумками очень важен. Такая интеграция театрального искусства актуальна для мировой сцены.
— И помогает каждому отдельному театру развиваться… А какой поддержки в собственном развитии вам не хватает, и на чью помощь вы рассчитываете?
— Нам очень не хватает внимания со стороны правительства в лице Департамента культуры г. Москвы. Хотя по значимости для столицы Театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко представляет собой примерно тоже, что для России Большой театр. Ведь если Большой — ведущий театр страны, то наш театр, без сомнения, главный для Москвы. Он является лучшим по очень многим показателям, что ежегодно отмечается при вручении главных театральных премий. Только последняя наша премьера — опера «Хованщина» — получила три «Золотые маски». Мы — единственный российский театр, который сумел ее поставить, собрав уникальный актерский состав. Больше никто этого сделать пока не смог.
Свой творческий коллектив мы постоянно пополняем. Талантливая молодежь — она не только в Москве. Мы регулярно проводим прослушивания молодых артистов из провинции. С некоторым начинаем сотрудничать. И тут возникает еще одна наша проблема, связанная с жильем. Ребятам ведь надо где-то жить. Конечно, у театра есть служебное жилье, но все его площади давно заняты. А для того, чтобы арендовать новые, необходимы деньги, которых у театра нет… Так что, видите — наши проблемы аналогичны проблемам других творческих, да и не только, учреждений.
Или вот та же зарплата… В стране инфляция, людям не хватает денег. Как платить больше? Идеи витают разные, вплоть до того, чтобы сократить количество постановок в год, каждая из которых требует колоссальных затрат в сотни миллионов рублей. Сэкономленные таким образом средства можно было бы пустить на увеличение зарплаты… Но подобная экономия сомнительна. Театральный мир устроен так, что если театр представляет меньше новинок, то становится менее заметен и не так интересен зрителю. Не забывайте, что театру сегодня приходится бороться за зрительское внимание не только с другими театральными площадками, но и в целом с другими медиа- и развлекательными каналами. Телевидение, кино и открывший границы Интернет дали людям много новых возможностей. И чтобы выдерживать эту конкуренцию, театру мало быть интересным и талантливым. Он должен быть частым гостем на зрелищном поле.
— Да, сегодняшний зритель стал более требовательным. Тогда как оперный и балетный театры считаются «искусством для избранных»…
— Я бы не говорил «избранных», я бы сказал — для подготовленных. Это не Гарри Поттер. Для того чтобы посмотреть историю приключений Гарри Поттера особого интеллектуального багажа не нужно. А в театре он необходим. Человека, который не читал классическую литературу, не интересуется музыкой, туда не затащишь. Хотя мы предпринимали такую попытку, поставив совместно с американскими коллегами «Щелкунчика» в стиле хип-хоп. Вы только представьте как под волшебную музыку Петра Ильича Чайковского танцуют брейк-данс! Для меня это была катастрофа (смеется). Но билеты на три спектакля мы распродали буквально за четыре дня.
Недавно мы устроили на сайте тематический опрос, чтобы понять кто покупает через него билеты. Выяснились, что только 15% зрителей. Это молодые люди в возрасте до 30 лет. Как привлечь остальную молодежь? «Щелкунчиком» в стиле хип-хоп? Это не выход — так мы рискуем нивелировать свое богатейшее творческое наследие.
— Тем не менее, молодежь в театр привлекать нужно. Как вы это делаете?
— Мы используем несколько специальных программ. Во-первых, держим на низком ценовом уровне билеты на детские спектакли: каждый ребенок должен иметь возможность попасть в театр. Это святое.
Во-вторых, совместно с детским фондом устраиваем благотворительные акции: для его подопечных мы ставим бесплатные спектакли.
В-третьих, даем возможность работать на нашей площадке Детскому музыкальному театру юного актера.
— Если Театр им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко — главный театр Москвы, то у вас наверняка существуют проекты, связанные со столицей.
— Да, у нас много внутримосковских проектов. Мы выступаем на площадках вне здания театра; обязательно принимаем участие в торжествах по случаю Дня города, Дня Победы и других важных праздников. Кроме того, регулярно проводим выступления в Парке Горького. А два года назад мы стали первым театром, который практически полностью начал играть спектакли в Зеленом театре ВДНХ.
У нас еще много подобных идей… Например, хотим сделать русскую сказочную оперу в одной из усадеб Москвы, например в Царицыно. Правда, запустить такой проект гораздо сложнее, чем просто съездить на гастроли. Но мы будем стараться. Ведь есть множество людей, не приученных к театру, но с удовольствием проводящих выходные дни в городских парках. Организуя театральные акции вне стен театра, мы привлекаем эту аудиторию, тем самым выполняя свою образовательную, развивающую миссию. Во всяком случае, мы надеемся на это.
Если молодых людей в возрасте до 20 лет в театре будет не 15%, а хотя бы 20%, я буду счастлив. Если нам удастся сохранить продажи в нынешнее кризисное время на уровне 95%, я буду считать, что нам многое удалось.
— Раскройте секрет: каковы творческие планы театра на следующий сезон?
— В следующем году балет сначала летит на гастроли в Таиланд; затем оперная труппа будет выступать с «Хованщиной» в Китае, после чего она выпускает «Пиковую даму», а балетная труппа летит со спектаклями опять же в Поднебесную. Запланированы у нас и гастроли оперной труппы в королевстве Оман, куда мы везем «Евгения Онегина».
— Но Москва «голодной» не останется?
— Не останется ни в коем случае! За год мы играем в Москве по 250 спектаклей, и сокращать это количество не намерены.
Очень богатой на премьеры будет зима. 27 января состоится премьера балета «Золушка», которую будет ставить молодой российский хореограф Владимир Варнава. Следующая премьера будет сразу же после: 31 января на малой сцене выйдет опера современного композитора Александра Журбина «Метаморфозы любви». 3 марта выпускаем спектакль-диптих из двух опер XX века: оперы Стравинского «Царь Эдип» и оперы венгерского композитора Белы Бартока «Замок герцога Синяя Борода». Этот спектакль ставит известный режиссер Римас Туминас.
Премьера «Золушки» состоится и в Неаполе, в оперном театре «Сан-Карло». Это станет первым случаем в новой российской истории, когда спектакль, придуманный и воплощенный на Родине, пойдет в ко-продукцию за рубеж.
Наш театр регулярно проводит фестиваль «Звезды мирового балета в театре Станиславского», в котором принимают участие лучшие танцовщики мира. Главное условие участия: исполняемый танец должен быть из спектакля нашего репертуара. В наступающем сезоне фестиваль вновь состоится.
И как я уже сказал выше, в следующем году на сцене нашего театра зритель увидит оперу «Коронация Поппеи». Премьера запланирована на 19 мая. А под конец сезона будет представлена еще одна премьера: балет «Ромео и Джульетта» в постановке великого хореографа Джона Кранка.

Беседовала Александра Вознесенская
PlanetaSMI.RU