KuraevВ патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства выразили несогласие со школьной программой по литературе, сообщает 14 марта «Интерфакс».

Выступая на заседании, входящий в ее состав протоиерей Артемий Владимиров заявил, что в таких изучаемых школьниками произведениях, как «О любви» Антона Чехова, «Куст сирени» Александра Куприна и «Кавказ» Ивана Бунина, «воспевается свободная любовь», сообщает пресс-служба комиссии.

По словам священника, в одном случае обманутый муж убивает себя, в другом — распадается семья, в третьем — адюльтер кончается ничем.

«Эти яркие художественные образы — это мина замедленного действия для наших детей. Наша комиссия должна обратиться с предложениями в департамент образования», — полагает он.

***
1. Не знал, что эти рассказы — в школьной программе. В мои годы их там не было. И ничего :). Но сегодня это это 8 класс. То есть даже не старшая школа!
http://festival.1september.ru/articles/528881/

2. «Куст сирени» говорит о крепкой и любящей семье офицера. Память изменила о. Артемию. Никто там не изменяет и ничего не распадается. Это обычная русская народная сказка о находчивом и лукавом солдате. Мораль сказки: «и совет жены может быть полезным» и «победила та лягушка, что не отчаялась».

3. «Кавказ» — это рассказ не столько о любви, сколько о самоубийстве. В принципе, при умелом ведении разговора в классе, может принести пользу. Эгоизм одних приводит к смерти ни в чем не повинного человека…

4. А вот Чеховский рассказ явно не по 14-летнему возрасту. Особой литературной примечательностью он не выдается. Почему из Чехова выбран именно он — непонятно. По сути же это гимн тупому эгоизму. «Я признался ей в своей любви, и со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и как обманчиво было всё то, что нам мешало любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе». Вот дурой-то оказалась пушкинская Татьяна! На самом деле мои хотелки — выше всего, и посему долой предрассудки, в том числе — интересы маленьких детей. Хотите дать возможность подросткам обсудить, по какой дури их родители разводятся? Но для этой цели наверняка можно найти рассказы и повести, где этот сюжет показан глазами плачущего ребенка, а не самовлюбленного павлина.

Выводы:
— Школьная программа, как она сформировалась в 90е годы, не есть нечто, вознесенное вне критики.
— удаление чего-то из школьной программы совсем не равнозначно «запрету».
— Отец Артемий как филолог с МГУшным профильным образованием имеет право высказываться по этим сюжетам.
— Церковь как и иные субъекты гражданского общества имеет право предлагать что-то менять в школьном образовании.
— Высказывание одного священника еще далеко не позиция Церкви или ее инициатива. Диалогу митр. Меркурия и Минобра о. Артемий уж точно этой своей инициативой не помог.

Как-то больно топорно и некстати это прозвучало. Официальные комментаторы будут сейчас усиленно поститься и молиться (в службах патриархии сейчас каникулы), а тем временем в течение этой каникулярно-постовой недели будет расти информационно-негодующий вал в блогах и СМИ.

Кроме того, спорное заявление о. Артемия прозвучало на заседании «патриаршей Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства» именно тогда, когда на устах были слова Патриарха о том, что президент предложил ему возглавить «Общество русской словесности». Среди целей этого Общества Патриарх и в самом деле видит «необходимость радикально улучшить ситуацию в нашей школе, в том числе в сфере преподавания русского языка и литературы». Но о. Артемий к этому проекту пока не привлечен.

http://www.mk.ru/social/2016/03/14/andrey-kuraev-podderzhal-predlozhenie-isklyuchit-iz-shkolnoy-programmy-rasskaz-chekhova.html

***
Оказался неправ: В. Легойда не дремлет!

Москва, 14 марта. Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда, комментируя выступление протоиерея Артемия Владимирова, подчеркнул, что Русская Православная Церковь не планирует изымать классические произведения из школьной программы, но, напротив, будет отстаивать достойное место русской литературы в учебном процессе.

«Протоиерей Артемий Владимиров, выступая на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, выразил свое личное негативное отношение к трем произведениям русских классиков. С ним можно соглашаться или не соглашаться, но точка зрения одного священника никоим образом не может рассматриваться как намерение Церкви добиваться исключения из школьной программы тех или иных авторов. Таких планов нет», — пояснил официальный представитель Московского Патриархата.

«Тем более вся эта медийная история не имеет никакого отношения к возглавляемому Святейшим Патриархом «Обществу русской словесности», в котором подавляющее большинство составляют специалисты по русскому языку и литературе», — подчеркнул В.Р. Легойда.

http://www.sinfo-mp.ru/14032016.html

Андрей Кураев