MinkultКто уже только не писал о том, что к Году литературы наша страна подошла с ужасающими новостями: на грани закрытия оказался целый ряд литературных изданий. Однако ни Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, ни Министерство культуры России этой трагической ситуации долго не замечали и ничегошеньки не делали для спасения литературной периодики.

Зашевелились чиновники лишь после того, как главный редактор журнала «Москва» Владислав Артёмов на страницах нашей газеты предупредил власть, что просто так умирать литературные издания не собираются и перед тем, как закрыться, придут к виновникам смерти гордо спеть свою последнюю песню «Варяг». Именно поэтому 18 февраля чиновники были вынуждены срочно созвать в Федеральном агентстве по печати совещание.

Правда, странное дело, приглашение на совещание получили далеко не все заинтересованные стороны. В частности, Роспечать полностью проигнорировало «Литературную газету» и еженедельник «Литературная Россия». Почему? Этот вопрос мы хотели задать руководителю профильного управления Роспечати Юрию Пуле, дважды – 16 и 17 февраля – звонили ему, но для нас он оказался недоступен. Не ответил на наш факс, посланный 16 февраля, и руководитель агентства Михаил Сеславинский. Такое впечатление, что в Федеральном агентстве боятся нашу газету как огня. Там хорошо знают, что мы не будем занимать страусиную позицию и обязательно зададим неудобные чиновникам вопросы, в том числе и о коррупции в отрасли.

После проведённого в тайне от целого ряда литературных изданий совещания у некоторых редакторов сложилось впечатление, что форум созывался отнюдь не для поиска выхода из тупика и решения назревших проблем, а для показательной порки неугодных писателей. Иначе чем объяснить огульную критику того же Артёмова со стороны руководства Роспечати: мол, он не умеет руководить, а издаваемый им журнал якобы мало кому нужен, его будто бы никто не хочет выписывать? Но Артёмов ответил на все эти упрёки очень достойно: а кто последние двадцать с лишним лет кормил народ жвачкой и заполнял все библиотеки «Ворами в законе»? И разве не г-н Григорьев, до своего перехода в Роспечать возглавлявший издательство «Вагриус», наводнил всю страну «Бешеными» некоего Доценко?

Вообще, что это за привычка наших горе-руководителей чуть что – всё со здоровой головы валить на больную? Как понимать заявления о том, что библиотеки отказываются выписывать литературную периодику, якобы её никто не читает? У нас совсем другие сведения. Процитирую письмо, которое мы получили ещё 26 ноября 2014 года от нашего автора Олега Химаныча из Северодвинска, которому мы регулярно посылаем по несколько экземпляров каждого номера журнала «Мир Севера»:

«Хотел бы объясниться с Вами по поводу своей настойчивости (или «необходимости) в вопросе получения экземпляров своих публикаций в «Мире Севера», – сообщил Химаныч. – Дело в том, что 1 экземпляр, естественно, остаётся в моей библиотеке (это неприкосновенное, святое!), а остальными я веду «пропагандистскую работу» по популяризации журнала. Ещё один экземпляр передаю в библиотеку «Открытие», в которой по обыкновению работаю (она ближе всех к месту моего жительства), а ещё один предоставляю либо в техническую библиотеку нашей верфи, либо в ЦГБ Северодвинска. Прискорбное положение наших библиотек на сегодня таково, что средства на покупку литературы и периодики им выделяют неким «диковинным образом», что иногда ни купить, ни выписать стоящие вещи невозможно. Вот таким образом я и пытаюсь популяризировать «Мир Севера». А журнал, между прочим, люди читают – это я отследил с помощью знакомых сотрудников библиотеки. Тогда же узнал, что в Архангельске «Мир Севера» можно прочесть в областной научной библиотеке имени Добролюбова – там его выписывают. Многие мои коллеги по Союзу писателей, кстати, читают журнал именно там».

Значит, дело не в отсутствии спроса в библиотеках на литературную периодику, а в другом – в отсутствии у библиотек средств на подписку. Людям наши издания как раз очень нужны. Они очень даже востребованы.

Эту мысль подтверждает и письмо другого нашего читателя – писателя Александра Латкина, живущего на севере Бурятии в селе Уоян. Латкин отметил: «Некогда существовало понятие: «Убить Нимнгакалана (сказителя) – значит убить Куту (душу рода). И тогда смертельно раненая память умрёт мгновенно и в мире прозвучит: их никогда не было! Естественный процесс?! Но чаще результат последовательного геноцида прямым воздействием на культуру того или иного народа, с чёткой целью уничтожения. Складывается впечатление, что Федеральное агентство по печати, и прежде всего господин Григорьев, сознательно игнорируют чудом выживающий журнал «Мир Севера», и не хотят, нарушая права малочисленных народов, лишая их возможности выражать мысли и чувства, рассказывать о наших исторических и современных событиях, тем самым сохраняя и развивая культуру. Сейчас, благодаря политике и деятельности журнала, у нас пока есть такая уникальная возможность. В Федеральном агентстве хорошо знают. Но из личной неприязни к редакции находят тысячи причин ставить журналу палки в колёса, используя служебное положение и руководствуясь местью за критику в адрес Агентства».

Ещё раз отмечу: лукавство (это самое мягкое слово) руководителей Роспечати не знает границ. Ведь когда они хотят, то находят возможности помогать, но не всем, а лишь избранным. А кто входит в круг избранных? Видимо, только те, кто разделяют убеждения заместителя руководителя Роспечати г-на Григорьева и смотрят ему в рот. Приведу конкретные примеры.

Сколько лет мы добивались обнародования сумм, которые выделяет Роспечать на поддержку литературной периодики (чтобы избежать ненужных слухов о кумовстве и коррупции). Процитирую хотя бы наше обращение, направленное 29 декабря 2014 года в пресс-службу Роспечати. Мы писали:«Просим Вас предоставить информацию о том, какие бюджетные средства были выделены в 2013 и 2014 годах на социально значимые проекты для журналов «Знамя» «Октябрь», «Вопросы литературы», «Москва», «Наш современник». У нас все говорят о прозрачности процедур. А литературная общественность до сих пор цифрами не располагает. Меж тем все другие госведомства и общественные организации публикуют все данные, касающиеся как грантов, так и поддержки любых проектов из бюджета. Одно Федеральное агентство до сих пор всё держит в страшной тайне, что заставляет строить самые разные предположения. Если требуется официально подтвердить наш запрос, можно воспользоваться публикациям и нашей газеты. В частности, в 52-м номере мы вновь озвучили данный вопрос».

И что? Конкретного ответа так и не последовало. Пресс-секретарь Роспечати г-жа Храмовазаявила, «что публикация в газете не может являться официальным запросом в какой-либо определённый орган о раскрытии финансовых данных».

Уже перед самым совещанием 16 февраля я ещё раз позвонил начальнику отдела периодической печати Светлане Дзюбинской и спросил: когда же наконец будут обнародованы суммы, потраченные из бюджета на поддержку литературных изданий. Мне в ответ чётко дали понять: никогда.

Информация о выделении Роспечатью средств была получена лишь в день совещания – 18 февраля. Ещё раз подчеркну: чтобы добиться этого, ушло более пяти лет. Да за одно это г-на Григорьева, по нашему мнению, давно следовало уволить (вместе, к слову, с г-ном Пулей и г-жой Дзюбинской).

Теперь посмотрим, как Роспечать подало важную информацию. Оно подготовило таблицу «Государственная поддержка литературно-художественных изданий в 2008–2014 гг.», включив в неё 19 изданий. Но по каким критериям Роспечать отобрала издания? Непонятно, как в категорию литературно-художественных изданий попал, к примеру, журнал «Наше наследие». Он ведь позиционирует себя как «иллюстрированный историко-культурный журнал». При таких подходах Роспечать могла бы включить в табличку также историко-просветительский журнал «Родина» или ведомственую газету «Книжное обозрение».

Похоже, цель руководства Роспечати заключалась в том, чтобы убедить общественное мнение в том, что оно выделяло деньги не из идеологической предвзятости, создавая преимущества в основном для либералов, а исключительно по справедливости. Не поэтому ли Роспечать в некоторых случаях пошла на прямой подлог? В частности, оно специально не стало давать информацию по каждому конкретному изданию, выпускаемому нашей газетой, а всё дала чохом, включив даже средства совсем по другой программе – книгоиздания. А что? Зато получилась красивая сумма чуть ли не в миллион. Вполне сопоставимая с тем, что выделялись журналам «Знамя» и «Октябрь». Только кого хотели в Роспечати надуть?

А правда такова, что Роспечать из года в год самые большие деньги выделяло своим любимчикам. «Знамя», «Октябрь», «Иностранная литература» всегда получали в пределах миллиона рублей. А журналам «Москва» и «Наш современник» всегда доставалось вдвое меньше. «Молодая гвардия» и вовсе получала крохи – от 69 тысяч до 184 тысяч рублей. И это называется справедливостью?

Сразу после совещания руководитель Роспечати Сеславинский заявил, что 16 литературно-художественных изданий в этом году получат средств из бюджета вдвое больше, чем им выделялось в 2015 году. При этом в табличке всё той же Роспечати фигурировало 19 литературно-художественных изданий. Значит, три издания в список счастливчиков не попали и не могут рассчитывать на удвоение финансирования. Кто же эти три изгоя? Первоначально мы задали этот вопрос Дзюбинской. Но начальница отдела периодической печати сказала, что ничего не знает. А кто знает? Если верить чиновнице, только Сеславинский, а у неё, видите ли, доступа к руководству Роспечати нет. Хорошо же ведомство, в котором специалисты не могут обратиться к своему непосредственному руководству. Я и не думал, что Сеславинский настолько чванлив, что к нему не могут попасть даже начальники отделов.

Кстати, официального разъяснения со стороны Сеславинского мы тоже пока не получили, хотя запрос отправили ещё 19 февраля. Но, следуя логике чиновников, мы догадались, что проигнорировали они «Литературную газету», «Литературную Россию» и то ли журнал «Москва», то ли «Роман-газету». То есть ведомство Сеславинского решило отомстить всем тем, кто позволял себе резкую публичную критику Роспечати и лично г-на Григорьева.

Неужели в Роспечати думают, что мы с этим смиримся? Надеемся, что нам не придётся у кабинетов господ Сеславинского и Григорьева петь «Варяга». Всё-таки у нас в стране Григорьев решает далеко не всё, и рано или поздно мстительных чинуш из правительства уберут, а на их место наконец придут квалифицированные специалисты, решающие любую проблему не в духе «лихих девяностых годов», а исключительно в интересах государства.

Ждём реакции советника президента России по культуре Владимира Толстого, позиционирующего себя как борца за литературные издания (правда, при этом почему-то отправляющего искать истину в Общероссийский народный фронт). Надеемся, что ему будет по силам остановить дикий произвол в Роспечати, разобраться с непонятными уловками г-на Григорьева и добиться в этом ведомстве справедливости.