ShangИз Москвы в Шанхай мы летели почти 9 часов. Китайские стюардессы обслуживали неплохо. Мы потихоньку начали привыкать к национальной еде.

Тему еды мы прорабатывали и по прибытии в Китай. С продуктами здесь полный порядок — супермаркеты и продмагазинчики ломятся от товаров. Компартия смогла не только накормить досыта свое население, но и создать процветающее общество.

Мы прилетели сюда на медиаконференцию, и, изучая местный медиарынок, обнаружили, что в городе до последнего времени киосков прессы было более 9000, а сегодня осталось только 7000, и все они принадлежат государству. Может, поэтому и сокращаются… По нашему опыту мы знаем, что госсобственность редко даёт хороший результат, особенно в сфере малого и среднего предпринимательства.

Местная валюта юань (за один доллар дают шесть юаней) тверда, как Великая китайская стена. Правительство своим декретом утвердило курс юаня, кажется, на все времена и видит в этом нерыночном решении залог стабильности.

В Китае есть пионеры, комсомольцы и коммунисты. Вступить в эти организации непросто и членство в них считается престижным. Престижной считается и служба в армии. Любопытно, что молодых людей, набивших себе татуировки, в армию не берут, соответственно не принимают ни в партию, ни в комсомол. Считается, что татуировки не соответствуют коммунистической идеологии.

В разговорах с местными товарищами (они обращались к нам исключительно как к товарищам) часто поднималась тема Гонконга. Для китайцев сегодня события там – это главное, т.к. в Гонконге, по сути, проявляется протест против центральной власти. Они эту проблему обсуждают между собой и даже задают вопросы нам, приехавшим на конференцию в Шанхай на несколько дней. И вообще, вопросов китайцы задают нам больше, чем мы им. Например: «А правда, что вы жалеете о советском времени? А как вы относитесь к событиям в Гонконге? А любят ли у вас китайскую лапшу? А как вы думаете, почему в Америке не прижилась китайская лапша? А как вы думаете, можно ли победить коррупцию…?». В наших дискуссиях обнаруживается много схожего в России и Китае. Но власть здесь посильнее, у них не забалуешь, хотя в случае с Гонконгом власть не идёт на меры, которые применялись к бунтующим студентам на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году.

Шанхай поражает своими небоскрёбами, которые натыканы по всей его гигантской площади, городскими двухэтажными магистралями и пятиэтажными развязками. Город еще называют «кошельком» КНР, может, поэтому сюда тянутся люди со всей страны, население города составляет около 30 млн. человек.

Метро здесь великолепное, вагоны шире московских в полтора раза. И все они с кондиционерами, с надписями и объявлениями на английском языке. Город разбросан на огромной территории, у него нет какой-то определенной структуры, видимо, застройка велась хаотично. Но места есть очень красивые, особенно если на все это смотреть со смотровой площадки телебашни на высоте почти с полкилометра.

Посетив несколько рынков в Шанхае, я пришел к выводу, что они очень похожи на турецкие: и там, и там много китайских вещей, продавцы заинтересованно торгуются, сбрасывают цены иногда в пять раз. Но здесь каждая торговая точка оформлена в виде бутика со стандартными размерами, ассортимент пошире, включая, к примеру, художественные картины, товары к празднику Хеллоуин, буддийские атрибуты. Купить здесь можно все, чего не скажешь о турецких рынках.

В ресторанах здесь очень много непривычной для нас пищи. К примеру, мы на четверых съели одну кобру весом в пять килограмм, она оказалась на редкость мясистой и хорошо пошла с пивом. В другом ресторанчике решили отведать черепаху (суп и жаркое). Мясо оказалось нежным, практически деликатесным, гиды нас предупредили, что мужчинам эта еда очень полезна, а для женщин хороша не для всех: у беременных может вызвать выкидыш. Мы черепаху запивали китайской водкой крепостью 41,2 градуса. Гадость редкостная. Рюмочки подавали объемом 25 грамм. Что кобра, что черепаха мне понравились — организм о них только окреп.

По всему городу натыканы массажные салоны. Часовая процедура стоит 68 юаней (11 долларов). В старом городе во французском квартале много красивых и стройных китаянок. Говорят, что среди них есть много весьма доступных.

Особая тема — народная медицина. Здесь травами берутся лечить всё. Приходишь в такой центр, врач в белом халате берет тебя за руку, щупает пульс минут 10, ставит тебе диагноз, на 80% он совпадает с твоими болячками. Пишет длинный рецепт на китайском. Потом его подчиненные готовят травяную смесь из 30-40 составляющих. Пьется в формате чая 1-3 месяца.

Вечером в городском парке мы наткнулись на аллею, где каждые 10 метров стояла установка караоке, и народ оглушительно громко пел любимые песни. Поразило и другое — в соседнем парке в определенное время собираются родители сыновей и дочерей и по портретам и кратким резюме договариваются о знакомстве и возможном браке. Объясняется это тем, что парни и девушки много работают и времени у них на знакомства практически нет.

Надо сказать, что занятость здесь действительно высокая, зарплаты низкие, но работают все, кто может. Прощаясь с нами, сопровождавшая нас гид Марина (директор русских программ местной туркомпании) пригласила приезжать в Китай ещё и ещё раз и добавила, что Гуанчжоу расположен в самой богатой части страны, а на острове Хайнань (острове Любви) есть всё для хорошего отдыха.

И я подумал, что в Китай надо ездить почаще. Из этой страны события в России смотрятся по-другому и в другом свете.

Александр Оськин