Настоятель Собора Парижской Богоматери Патрик Жакен до сих пор не может прийти в себя от пережитого шока. Во вторник во второй половине дня рядом с алтарем знаменитого на весь свет собора покончил жизнь самоубийством 78-летний писатель и историк Доминик Веннер. Перед тем, как нажать на спусковой крючок бельгийского револьвера, он оставил на алтаре письмо, которое было передано полицейским, прибывшим на место происшествия.

Из собора в срочном порядке были удалены сотни туристов. Эвакуация прошла без каких-либо инцидентов. Площадь перед исторической и архитектурной достопримечательностью французской столицы, отметившей в этом году свое 850-летие, а также прилегающие улицы вечером и в ночь на среду патрулировали усиленные полицейские наряды.

Как сообщил Патрик Жакен, ему писатель был незнаком, ибо тот не «входил в число постоянных прихожан». По словам настоятеля, самоубийство Доминика Веннера «первый трагический случай такого рода, произошедший под сводами главного храма Парижа и Франции».

Хотя содержание оставленного Веннером предсмертного письма пока не разглашается, о причинах побудивших его на этот шаг, можно судить по оставленной им в собственном блоге записи. Она озаглавлена «Манифестация 26 мая и Хайдеггер».

В нем он призвал французов выйти в ближайшее воскресенье на общенациональную манифестацию против закона об однополых браках, на днях утвержденного президентом Франсуа Олландом. По его словам, французы имеют все резоны для того, чтобы выразить негодование по отношению к «постыдному закону, который, хотя и подписан, но его можно будет после отменить». Как следует из записи, писатель призывает противников скандального закона также не закрывать глаза на опасность, которую представляет собой распространение ислама во Франции и в Европе в целом.

«То, что Франция может оказаться в руках исламистов, есть одна из возможных вероятностей, — считает Веннер.- В течение 40 лет политики и правительства, представляющие все партии (кроме Национального фронта), также как и патронат, и церковь, активно этому способствовали, ускоряя всеми способами афро- магрибскую иммиграцию». По его мнению, французы не должны ограничиваться лишь неприятием гей-браков, но и бороться с опасностью, которую представляет собой «великая замена» народонаселения Франции и Европы. Для этого, утверждает в блоге писатель, необходимы «яркие и символические поступки», способные избавить людей от «дремоты», встряхнуть «анестезированное сознание» и пробудить «память об их корнях». Как раз таким поступком, надо полагать, и стало самоубийство, подтвердившее более чем конкретно и драматично его взгляды и убеждения. По крайней мере, так можно понять последние писательские строки в блоге о том, что «наша судьба решается здесь и сейчас», и что «надо оставаться самим собой до последнего мгновения».

Доминик Веннер входил в число достаточно известных писателей и эссеистов правого, а многие здесь считают даже крайне правого толка. В юности он записался добровольцем в армию и воевал во время войны в Алжире в десантных войсках. Вернувшись во Францию, был активистом националистических движений «Молодая нация», «Европа-Акция». Затем радикальные взгляды привели Вернера в ряды террористической подпольной организации ОАС, за что был арестован в 1960 году и провел полтора года в парижской тюрьме Санте. Оказавшись на свободе, увлекся журналистской работой, а затем занялся историческими исследованиями. В конце 60-х годов прошлого века возглавил «Группу по изучению европейской цивилизации», позже основал Институт западных исследований, идеологической базой которого был откровенный антикоммунизм.

Из-под пера Веннера вышли десятки книг и сотни публикацией на историко-политическую тематику. В частности, его весьма интересовала большевистская революция в России. Он даже посвятил ей книгу «История Красной армии», которая была удостоена премии Французской академии в 1981 году. Среди других значимых работ специалисты называют «Критическую историю Сопротивления» , в которой он делает акцент на участии французских националистов в борьбе с немецкими оккупантами во время Второй мировой войны, «Историю коллаборационизма» и ряд других.

Помимо литературной деятельности Веннер хорошо известен во Франции как большой знаток огнестрельного и холодного оружия всех времен и народов. Ему он посвятил 11 книг, составляющих своего рода энциклопедию, весьма ценимую специалистами.

Министр внутренних дел Франции Манюэль Вальс, посетивший Нотр-Дам с тем, чтобы заявить о своей солидарности с французскими христианами, назвал самоубийство писателя «беспрецедентной драмой».

В свою очередь лидер крайне правого Национального фронта Марин Ле Пен выразила «глубокое уважение Доминику Веннеру, фатальный поступок которого наполнен глубоким политическим смыслом».

На самоубийство Веннера откликнулся издатель его книг и давний приятель Пьер-Гийом де Ру, который должен выпустить в свет в будущем месяце последний труд писателя под заголовком «Самурай Запада. Настольная книга непокоренных». «Суицид Веннера, — считает издатель, — выходит далеко за пределы неприятия закона о гей-браках. Его символический смысл гораздо мощнее и сильно напоминает Мисиму». Уточним — японского писателя Юкио Мисиму, трижды номинанта на Нобелевскую премию по литературе, который покончил году жизнь самоубийством в 1970 году после неудавшейся попытки государственного переворота, чтобы доказать приверженность самурайским ценностям.

Политик левого толка и советник парижского муниципалитета Алексис Корбьер в Твиттере так охарактеризовал драму в Соборе Парижской Богоматери: «отчаянный жест идеологии отчаяния». А один из лидеров французского гей-движения Николя Гуген лаконично резюмировал: «акт достойный сожаления, но крайне маргинальный».

 

rg.ru