Иногда я теряю дар речи, что, признаюсь в порядке самокритики, у меня бывает не часто. Но именно это случилось со мной после знакомства с инициативой главы Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина, предложившего в Великий пост (с18 марта по 5 мая) исключить какую-либо деятельность в Интернете, социальных сетях и пр.

Парадоксальность данного суждения заключается в том, что православная церковь в последние годы стала все более активно работать в Интернете и даже пыталась создавать собственную социальную сеть. Работой в социальных сетях не гнушаются и главы других церквей. Напомню, что в Твиттере Папы Римского и Далай-ламы имеется по нескольку миллионов фолловеров.

И на этом фоне Всеволод Чаплин, как написал Sostav.ru, призвав соблюдать информационный пост, заявил буквально следующее: «…Люди потребляют слишком много информации». И сообщил, что некоторые священники решили полностью отказаться от соцсетей и блогов во время Поста. Хорошо бы, если бы протоиерей призвал ограничить граждан в посещении развлекательных ресурсов, уже не говоря об эротических. Но ведь он пошел значительно дальше, заявив: «Лишним является не только развратный, развлекательный контент, но и деловая информация, которая «засоряет мозг и душу». Представляете?! Нас призвали даже ограничить деловые контакты в Интернете, т.е., по сути, приостановить производственную деятельность, учебу, исследовательскую работу и т.п.

Откуда могли возникнуть такие реакционные предложения у авторитетного представителя РПЦ? Думаю, что это происходит от общего тренда со стороны властей в части введения в Рунете всевозможных ограничений, жесткого контроля без границ, поэтапного наступления на свободу слова. В этом же ряду, кстати, находится и наезд депутата Исаева на «Московский комсомолец», на его главного редактора П.Н.Гусева и на всех журналистов скопом, когда он назвал в Твиттере всех нас «мелкими тварями», которые ему «безразличны» и пообещал, что конкретный редактор и автор статьи о деятельности женщин-депутатов «ответят жестко».

При всей равноудаленности В.Чаплина от А.Исаева их позиции очень схожи, потому как все зло по их представлениям связано с распространением информации, причем разнообразной информации, в Рунете. Клирик предложил в Великий пост отвернуться от информации в Интернете, но почему-то забыл про газеты, журналы и книги, деловая информация в которых тоже, видимо, «засоряет мозг и душу».

А почему бы на период Великого поста не закрыть все библиотеки, приостановить работу типографий, выпускающих газеты и журналы, закрыть киоски прессы и книжные магазины? А может, Интернет нафиг заблокировать весь, а на радио и телевидении транслировать исключительно церковные службы и духовные песнопения? Мне возразят, что, наверное, Всеволод Чаплин имел в виду исключительно православных. Может быть, хотя в приведенных цитатах о православных – ни слова. Но даже православных ограничивать от информации даже на целых 40 дней, по моему мнению, неразумно. Но, с другой стороны, церковь предложила, партия поддержала, исполнительная власть приведет в исполнение. А принимая во внимание тот факт, что в стране по официальной статистике православных большинство, то предложение Всеволода Чаплина можно распространить и на все общество – на мусульман, католиков, иудеев, буддистов и атеистов. Чего уж тут церемониться?!

Меньшинство должно подчиняться большинству. Так нас учила партия большевиков-ленинцев, к этому все и идет.

 

Блог Александра Оськина