Состав комитетов Государственной Думы шестого созыва недавно пополнился ещё одним – по информационной политике, информационным технологиям и связи. В пресс-центре «Парламентской газеты» состоялся круглый стол с участием возглавившего этот комитет Алексея Митрофанова и руководителей ряда ведущих средств массовой информации.

Подобный комитет практически постоянно присутствовал в составе Государственной Думы предыдущих созывов. Напомним, в палате первого созыва Комитет по информационной политике и связи возглавлял Михаил Полторанин, второго созыва – Олег Финько, в Думах третьего и четвёртого созывов Комитетом по информационной политике руководили Константин Ветров и Валерий Комиссаров, в годы пятого созыва во главе Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи сначала стоял Валерий Комиссаров, затем Сергей Железняк. В Думе шестого созыва на первом этапе её работы, во время весенней сессии текущего года, такой структуры не оказалось, однако вскоре она была вновь востребована, и 28 сентября возрождённый Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи возглавил Алексей Митрофанов.

Вёл заседание круглого стола главный редактор «Парламентской газеты» Александр Коренников. «Нам очень хотелось, – обратился он к участникам, – чтобы в будущем площадка «Парламентской газеты» стала тем местом, где представители самых разных сфер деятельности могли бы напрямую, лицом к лицу, встретиться с законодателями, изложить свои проблемы и обсудить те решения, которые мы все ждём от депутатов. Сегодня – первая встреча в таком формате».

О задачах комитета

Алексей Митрофанов: Сфера действий нынешнего комитета шире, она касается не только средств массовой информации, но и всей информационной политики, информационных технологий и связи, что и отразилось в его названии. Причём блок вопросов, касающихся связи, является очень существенным, так как эта отрасль быстро развивается. В фокусе комитета будут законы о сохранении личного номера при замене сотового оператора, о почтовой связи, проб­лемы Ростелекома и его последующего объединения со Связьинвестом, вопрос об общественном телевидении и ряд других. Кстати, я не считаю, что бюджетное финансирование разрушает идею общественного телевидения. Речь должна идти об эффективности и способах управления общественным телевидением. А деньги могут быть и бюджетные.

О государственном финансировании

Алексей Митрофанов: Если бы кто-то знал, как рождаются гениальные дети и как получаются хорошие средства массовой информации! Никто этого не знает. Например, очень удачным, на мой взгляд, получился проект канала «Москва 24», который создали на государственные деньги. Он смотрится хорошо. А бывает и так, что частник сделал канал, но ничего путного не получилось. Я не сторонник того, чтобы всё отдавать в частные руки. При этом считаю, что государству надо не только тратить деньги на СМИ, но и требовать от них качественного продукта. Имею в виду и тематику, и присутствие элементов государственной политики.

О почте и подписке

Павел Гусев: Вы упомянули о готовящемся законе о почтовой связи. Это очень опасный закон. Мы, сообщество журналистов и Общественной палаты Российской Федерации, уже дважды высказывались категорически против того, чтобы кто-либо покушался на почту. Она должна оставаться государственной структурой. Если делать из неё что-то типа банка, предприятия для платежей и переводов, это уничтожит полностью всю почтовую систему, которая тесно связана со средствами массовой информации, а для многих малых населённых пунктов отделение связи является единственным местом, где люди могут купить прессу, получить услуги телефонной связи и так далее. Общественная палата возьмёт на экспертизу этот закон. И отзыв будет стопроцентно отрицательным, если речь в законе будет идти об акционировании и превращении почты в некую финансовую контору. Государственная почта, хотим мы или нет, один из основных инструментов государства. Во Франции, в США она, например, государственная.

Алексей Митрофанов: Я во многом согласен с тем, что вы говорите. Попытки создать почтовый банк не новы. У нас они всё время не удаются. Видимо, потому, что размеры страны огромны и наша почта всё-таки заточена под другое. Мы заинтересованы, чтобы почтовая сеть не сокращалась.

Павел Гусев: Раньше почта являлась основным организатором подписки. Потом были созданы межрегиональные частные подписные агентства. Это искусственно раздутая система. Оказывается, прежние руководители почтовых ведомств сами же и организовали все эти межрегиональные агентства, получали наши деньги, отправляли на Багамские острова, там их крутили. Вот вся преступная схема. Мы её в своё время разрушили, сейчас опять всё это разрастается. Напомню, что не почта, а сообщество главных редакторов и Общественная палата пробили грант Президента в 3,7 миллиарда рублей для поддержки подписки на печатные издания. Сейчас разрушают и эту систему. Как бы мы ни ратовали за Интернет, но он – только средство массовой коммуникации, а не средство массовой информации. И сегодня у нас Интернетом пользуются всего лишь 40 миллионов человек в стране, а региональная пресса обеспечивает всю Россию общим тиражом печатных изданий в 60–70 миллионов экземпляров. Если мы разрушим это, мы разрушим всё информационное поле.

Об электронных и печатных изданиях

Олег Кузин: Когда появилось радио, скептики говорили о том, что печатным средствам массовой информации, в первую очередь газетам, приходит конец. Этого не произошло. Потом появилось телевидение, и вновь заговорили: теперь-то уж точно газеты должны умереть. Не умирают. Но сейчас ситуация ещё более серьёзная. Цифра пользователей Интернета в России растёт. С вашей точки зрения, в этой исторической битве электронных и печатных СМИ каковы наши перспективы?

Алексей Митрофанов: Считаю, что в ближайшие 20–25 лет большое влияние бумажных средств массовой информации в России сохранится. Печатная газета является сегодня эффективным инструментом политической борьбы во всех предвыборных кампаниях. Да и люди по-прежнему любят газеты.

О новом законе

Павел Гусев: Хочу напомнить, что существует проект нового закона о средствах массовой информации, в котором есть положительные для телевидения и Интернета статьи, а самое главное – там всё приведено в соответствие с реалиями. Но существует одна опасность, заключающаяся в том, что когда законопроект будут обсуждать в Государственной Думе, то ­ЛДПР, коммунисты и «Единая Россия» внесут в него такие статьи, от которых мы заплачем и не захотим для себя такого закона.

Алексей Митрофанов: Предполагается, что законопроект в Государственную Думу внесёт Президент. Я знакомился с первоначальным проектом, также знаю, что есть разные версии закона. Если имеется окончательная, то надо внимательно изучить её. Так что будем ждать президентский законопроект и изучать содержание предложенного документа. А журналистскому сообществу посоветовал бы возобновить со своей стороны дискуссию по законопроекту со структурами Президента. Я тоже буду держать в поле зрения этот вопрос.

Кодекс чести для Всемирной паутины

Павел Гусев: В Общественной палате год назад мы обсуждали вопрос об Интернете. Пригласили всех заинтересованных в этой теме лиц, попросили собрать имеющиеся в Европе в этой сфере законодательные акты, правительственные постановления, президентские указы и прочие документы. В итоге набралось 70–80 папок с документами, изучив которые, мы убедились в том, что в свободной и демократичной Европе уже существуют и работают чёткие принципы и правила в данной сфере. В результате там абсолютно нет, скажем, детской порнографии, с которой все страны Европы борются методами уголовного наказания. У нас только сейчас начали что-то делать. Поэтому существующие и реально работающие в европейских странах документы нужно систематизировать, изучить, перенять этот европейский опыт для использования у себя.

О расширенном толковании прав

Максим Филимонов: Нам очень хотелось бы обратить внимание вашего комитета на то, чтобы в отношении средств массовой информации не допускалось расширенное толкование норм законодательства, какое имеет место сегодня. Например, сейчас идёт суд в отношении РИА «Новости» и главного редактора по поводу раскрытия персональных данных. Нам предъявили абсолютно абсурдную претензию в том, что мы раскрыли данные некоего лица, состоящего на госслужбе. Речь о следователе, которого лишь вскользь упомянули в статье.

Алексей Митрофанов: Вообще закон о персональных данных – это очередная головная боль, поскольку предстоит интеграция самых разных систем, содержащих данные о здоровье и другую информацию о человеке. Поэтому придётся серьёзно подумать, насколько можно открывать такие данные.

Оксана Коваленко: Есть очень актуальные задачи, в решении которых мы очень большие надежды возлагаем на ваш комитет. Дело в том, что в Гражданском кодексе есть две ключевые для средств массовой информации статьи, которые регулируют вопросы диффамации. Они расширены настолько сильно и предложено такое регулирование, которое даст возможность путём судебных исков заставлять нас снимать материалы из Интернета под угрозой блокировки ресурсов и даже прекращения деятельности средства массовой информации.

Алексей Митрофанов: Я занимаюсь тем блоком Гражданского кодекса, который касается интеллектуальной собственности. Вопрос важнейший. Действительно, имеется много проб­лем, в том числе и потому, что информационные посредники, провайдеры не хотят нести ответственность за ту информацию, которую они размещают. Это тоже весьма деликатный вопрос – о степени их ответственности. Могу сказать, что было поручение Президента специалистам, занимающимся этой темой и направлением, рассмотреть вопрос вместе с журналистским сообществом.

Оксана Коваленко: Размещённый сейчас  Минкомсвязи регламент, регулирующий порядок блокировки интернет-ресурса, содержит в себе положение о том, что если в отношении конкретного материала есть претензии, то удаляться будет не этот отдельный материал, а целиком страница, на которой он размещён. Такой порядок приведёт к невозможности работы наших ресурсов, потому что одна страница сайта – это огромное количество материалов.

Алексей Митрофанов: Я призываю вас к корпоративной солидарности. Ситуация, при которой кто-то говорит: дайте решение суда, и мы тогда удалим – это тоже не сотрудничество. Здесь должно быть понимание конкретных вещей обеими сторонами. Готов рассмотреть эту ситуацию. Выход я вижу в нормальном сотрудничестве. При этом хочу обратить внимание вот на что: если мы промониторим телеканалы, то увидим, что, кроме главного канала, они постоянно льют ушаты грязи по поводу происходящего в стране. И если вы двое суток полежите в кровати, просмотрите все эти каналы, то просто-напросто захотите уехать из страны, где всё так плохо.

Об отношениях власти и средств массовой информации

Александр Коренников: СМИ – это целая отрасль, в которой работают десятки, сотни тысяч людей. То, о чём говорила Оксана Коваленко, только один из моментов, осложняющих работу тысяч людей. Иногда её делают просто невозможной. Воспринимаете ли вы масс­медиа как такую отрасль?

Алексей Митрофанов: Конечно, воспринимаю как отрасль, готов понять её проблемы. Но и вы должны понимать те масштабные вопросы, которые стоят перед страной. Я – профессиональный политик и меня интересуют серьёзные, глобальные проблемы. Поэтому прошу это тоже понимать. Давайте идти друг другу навстречу там, где мы помогаем стране, развиваем её. Согласен, что у нас есть куча всяких проблем. Но надо обсуждать их не избирательно, писать и говорить не только о том, что кажется интересным тому или иному средству массовой информации. Надо постоянно держать в поле зрения и отражать реальные общегосударственные проблемы. А этого почти не происходит. К примеру, посмотрите, что в некоторых ресурсах про депутата пишут – о чём угодно, только не о том, что он автор или соавтор таких-то законов, что они приняты или не приняты, а если не приняты, то почему. Кто об этом пишет, причём не об отдельных депутатах, а обо всех без исключения? Никто. Я, например, первым предложил закон о борьбе с терроризмом. Где вы об этом прочтёте? Нигде.

Александр Коренников: У медийного сообщества есть ряд проблем, которые хотелось бы решить с помощью вашего комитета. Как у вас будет построена системная работа с экспертным сообществом?

Алексей Митрофанов: Я думаю, что надо создать экспертный совет, и приглашаю высказывать идеи, как это лучше сделать. Нужно, чтобы наш комитет был открытым и доступным для журналистов. Надо поддерживать его открытость, что не всегда удавалось прежде. Я по мере возможности готов это делать.

Нужен экспертный совет для решения проблем медийного­ ­сообщества.

Государство вправе требовать от СМИ качественного продукта.

Закон о персональных данных осложнит работу журналистов.

Юрий Говердовский

Парламентская газета