Уголовную ответственность могут ввести за все преступления в Интернете

Громкую реакцию вызовет новый законопроект, подготовленный в нижней палате парламента. Он предусматривает применение административной и уголовной ответственности за любые виды преступлений, совершаемые с использованием Интернета.

Речь идет не только об анонимной клевете в Сети. Делается попытка наложить нормы Уголовного кодекса на сферу Глобальной информационной сети.

Эта инициатива наверняка вызовет эффект разорвавшейся бомбы в сетевом пространстве, ведь любые попытки контролировать Интернет вызывают крайне болезненную реакцию. Но если раньше такой контроль носил точечный характер, то теперь предлагается сделать сеть «подсудной» по всем нормам уголовного права.

Специально для «РГ» подробности нового законопроекта разъяснил его инициатор вице-спикер Госдумы Сергей Железняк.

Что, исходя из законопроекта, могут признать незаконным в Интернете?

Сергей Железняк: Предлагается назначать наказание за все виды предусмотренных УК преступлений, если они совершены с применением современных технологий. В том числе таких, как угроза здоровью и жизни человека, оскорбления, мошенничество, доведение до самоубийства.

Мы сейчас говорим и про те преступления, которые совершаются под прикрытием анонимности, когда некий аморфный ник, либо кто-то, кто выдает себя за другого, может третировать вас, распространять о вас клеветнические сведения, пытаться оскорблять вас и ваших близких, угрожать вашей жизни и здоровью.

Задача законопроекта — сформировать правовую поддержку правоохранительным органам в борьбе с преступлениями в Интернете. Ведь мало вычислить, обнаружить, установить, надо еще и иметь возможность привлечь к ответственности, Сделать так, чтобы анонимность не создавала иллюзию безнаказанности. Наша цель — дать и следствию, и обвинению достаточную правовую основу для того, чтобы изобличенных преступников привлекать к ответственности.

Вас обязательно будут подозревать в том, что создается фильтр против критики властей предержащих.

Сергей Железняк: Никто не может возражать по поводу правдивой информации. Если эта информация достоверная, она не может быть наказуемой. Критика , в том числе и влпсти, если она содержательная, апеллирует к фактам, а не к ложным измышлениям, не может быть подсудной.

Предлагается наказывать за все виды предусмотренных УК преступлений против личности, совершаемых с применением современных технологий.

Любые политические события, особенно выборы, сопровождаются информационными войнами со сливом «чернухи» в Интернете.

Сергей Железняк: Если зло есть, это не значит, что с ним не надо бороться. Очевидно, что оскорбления, угрозы. клевета не способствует ни развитию общества, ни развитию цивилизованных отношений в обществе. Не способствует развитию самих информационных сетей. Любая технология может использоваться и для конструктивных, и для деструктивных целей. И когда эти цели деструктивны, законодательство должно давать эффективный инструментарий для борьбы с таким злом.

Вы предлагаете дополнить Уголовный кодекс новыми статьями про Интернет?

Сергей Железняк: Авторы законопроекта не планируют ввести какие-либо особенные наказания для интернет- клеветников и прочих негативных пользователей. Речь и не идет о том, что следует пересматривать саму систему Уголовного кодекса. Но необходимо говорить о том, что эти же преступления, совершаемые с использованием современных информационных технологий под прикрытием анонимности, являются такими же преступлениями. Должны также расследоваться, должны устанавливаться и наказываться виновные. Новый же закон необходим для того, чтобы вооружить правоохранительные органы инструментом, необходимым для борьбы со злом в Сети.

Значит, и новые наказания в законопроекте не предусмотрены?

Сергей Железняк: Выдумывать велосипед здесь не надо. За любое преступление наказания прописаны в УК. Надо только правильно применять их на практике. Это не должно быть белым пятном.

Кто должен отслеживать преступления в Интеренете? МВД, ФСБ? Может быть, создать интернет-полицию?

Сергей Железняк: Сейчас правоохранительные органы могут достаточно активно работать на оперативном уровне. Но с точки зрения использования получаемой ими информации для следствия и суда не имеют необходимого правового инструмента. Недостаточно обладать информацией, нужно иметь возможность использовать ее как доказательства.

Технически можно будет ловить преступников-анонимов?

Сергей Железняк: Возможности есть, и неплохие. Подробностей я сообщать не стану, чтобы не дать , тем же анонимным клеветникам, возможности блокировать их розыск.

Каковы перспективы законопроекта, которому явно уготовано шумное обсуждение?

Сергей Железняк: Споры, обсуждения, столкновение мнений — это нормальный процесс для парламента. Важно говорить о пресечении преступлений , которые могут затронуть любого человека, вне зависимости от его статуса и партийной принадлежности. Государство может себя защитить, используя все спецслужбы. Человек же в условиях открытого информпространства оказывается один на один с анонимами, которые могут превратить всю его жизнь в кошмар. Надеюсь, к концу года законопроект будет рассмотрен и поддержан Думой.

P.S.

Мы спросили Сергея Железняка, готовы ли авторы законопроекта к информационной атаке на их идею? Готовы, ответил он. «Законопроект не нарушает одно из ключевых положений Конституции — свободу слова и запрет цензуры. Несмотря на многочисленные крики о том, что якобы предпринимаются какие-то действия по возрождению цензуры, я утверждаю, что ни в одном российском законе не может содержаться подобное требование. Цензура — это премодерация, когда те или иные материалы просматриваются до их опубликования. Мы же говорим о том, что должны эффективно блокироваться те материалы, которые уже размещены и признаны незаконными».

Владимир Богданов

Российская газета